Отражение массового объекта

 

 

ПРОБЛЕМА ОТРАЖЕНИЯ СУБЪЕКТОМ ФАКТА СУЩЕСТВОВАНИЯ ОТДАЛЕННОГО МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Основой сознания является способность субъекта отражать отдаленные массовые объекты, как находящиеся во внешнем пространстве. Такие объекты, имеющие для субъекта жизненно важное значение, мы условно будем называть объектами значимости. И нас интересует, какие физические свойства материи Вселенной могли обеспечить зарождение и дальнейшее формирование способности субъекта к отражению массового отдаленного объекта значимости, то есть, нас интересует процесс усложнения физического строения материи, обеспечивший возможность отражения субъектом факта существования отдаленного массового объекта.

 

Для отражения отдаленного массового объекта должно существовать расстояние между субъектом и отражаемый им объектом, то есть, должно существовать пространство, заполненное полевой материей, осуществляющей перенос информации. Выше мы показали, что полевое состояние внешнего пространства отражается структурами тонкого и астрального тела субъекта. Тонкое тело субъекта является основой отражения времени, а астральное тело субъекта является основой отражения гравитационного состояния пространства. При этом в процессе формирования структур астрального тела происходило и соответствующее изменение структур тонкого двойника субъекта. То есть, состояние тонкого тела менялось в процессе всего расширения Вселенной, оно менялось и при появлении свободного пространства во Вселенной. Следовательно, память о состоянии тонкого тела связана с памятью о состоянии астрального тела, и обе эти памяти являются основой отражения факта существования пустого пространства.

 

Основой зарождения сознания является способность субъекта к отражению существования отдаленных массовых объектов, которая могла появиться только после распространения информации вдоль образовавшегося свободного пространства Вселенной. Но отражение отдаленного массового объекта зависит от условий, в которых существует и этот объект, и воспринимающий его субъект. Это можно показать на примере отражения человеком отдаленных предметов быта, находящихся на Земле, и отражения далеких космических объектов на нашем небосводе. Человеку более понятно существование отдаленного объекта на Земле. Об этом говорит и тот факт, что древний человек воспринимал информацию от небесных тел, как исходящую от понятных ему объектов, существующих на Земле. Поэтому боги в представлении древнего человека имели вид или человека, или животного, а природные явления объяснялись на основе опыта восприятия событий, происходящих в условиях бытового пространства на Земле. Поэтому каждое небесное тело на нашем небосводе, воспринималось, как понятный для человека объект. Так создавался, например, пантеон богов древней Греции.

 

Эта проблема имеет много интересных аспектов. В одном случае у членов сообщества формируется понятие высших сил, связанных с целым пантеоном человекоподобных богов, в другом случае у членов сообщества формируется представление о едином носителе высшей силы. При этом в одном случае носителем высшей силы является конкретное животное, в другом случае – единое существо, как, например, бог Ярило – бог Солнца у славян. Естественно, что такой вид восприятия определялся условиями существования нашего древнего предка на Земле.

 

Известно, например, что люди, живущие в условиях дефицита пространства в лесу, попадая в условия пустого пространства, воспринимали отдаленного человека, как существо очень малого роста. Вот вам и основа представления об эльфах и гномах. Возможно, что восприятие людей, проживающих в условиях свободного пространства Скандинавии, воспринимались жителями лесов, как сообщество сказочных существ малого роста.

 

В этих отступлениях мы хотим показать, что формирование сознания человека определяется теми условиями, в которых он существует. Поэтому, имея единую физическую основу отражения состояния внешнего пространства, восприятие субъектом внешнего мира зависит от условий его существования. И эти условия приводят к формированию специфического восприятия внешнего пространства целой группой людей. Несомненно, что такими условиями, обеспечившими формирование специфического восприятия внешнего мира, являются и условия проживания субъекта на Земле.

 

Роль полевой материи в зарождении сознания

 

ПОЛЕВОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОСТРАНСТВА КАК ИНФОРМАЦИЯ ОБ ОТДАЛЕННОМ ОБЪЕКТЕ

 

В ранний период расширения Вселенной материя рождаемых частиц, имеющих вид струн, переносилась в направлении, перпендикулярном пространству Вселенной. Несмотря на состояние дефицита пространства Вселенной, такие струны являлись изолированными объектами (субъектами), которые еще не могли обмениваться друг с другом квантами действия, поэтому в тот ранний период еще не существовало предпосылок для отражения существования внешнего пространства. Субъект получил возможность отражать наличие объекта-препятствия позже, когда во Вселенной появилось пространство, свободное от массовой материи. Это создало условия для возможности переноса информации о наличии в пространстве отдаленного источника энергии, способного влиять на отражающие структуры субъекта.

 

Эта информация может передаваться вдоль пустого пространства Вселенной за счет состояния ее гравитационного поля, влияющего на возникновение приливных сил в структурах субъекта, или за счет состояния ее электромагнитного поля, обеспечивающего перенос фотонов вдоль пространства Вселенной.

 

Появление в пространстве отдаленного массового объекта приводит к изменению полевого состояния пространства. Это объясняется тем, что в полярном пространстве Вселенной, обладающем кривизной, материя может существовать только в движении, которое происходит только с переменной скоростью. Так как частицы не могут быть неподвижными во Вселенной, то массовые объекты при своем перемещении в направлении, перпендикулярном пространству Вселенной, одновременно смещаются и вдоль ее пространства. Каждый акт этого смещение происходит с участием планковской массы, создающей в момент передачи кванта действия полевое состояние, распространяющееся в пространстве будущего в виде раздувающегося полярного объекта.

 

И это распространяющееся полевое состояние, создаваемое массовым объектом, является информацией об этом объекте, как источнике этого полевого состояния. Такие изменения в состоянии внешнего пространства воспринимаются отражающими структурами субъекта, как существование внешнего раздражителя, играющего для него роль объекта, имеющего определенное значение для его существования. Поэтому для субъекта, воспринимающего состояние внешнего пространства, каждый массовый объект Вселенной может быть рассмотрен, как объект, имеющий для него определенное значение. Поэтому ниже отдаленные массовые объекты, отражаемые субъектом, мы будем называть и объектами значимости.

 

Состояние материи поля, создаваемого объектом значимости, определяется плотностью его материи, то есть, степенью закрутки допланковской материи мини виртуальных частиц матричного вакуума. И именно изменение плотности материи физического вакуума Вселенной, определяемое частотой колебаний частиц его полевой материи, приводит к смещению отражающих частей субъекта относительно друг друга, то есть, к появлению приливных сил, что и является для отражающих структур субъекта информацией об изменении состояния внешнего пространства.

 

Мало того, распространение колебаний такого поля в окружающем пространстве приводит к актам передачи квантов действия субъекту, то есть, к увеличению его кинетической энергии, являющейся носителем дискомфорта. Если в пространстве, окружающем субъект, появляется приближающийся массовый объект, то создаваемое объектом полевое состояние пространства, становится для субъекта информацией о приближении носителя стрессового воздействия. Такую стрессовую информацию может приносить поток фотонов. В условиях Земли переносчиками информации становятся также и колебания, распространяющиеся в водной или воздушной среде.

 

Изменение состояния поля, создаваемого отдаленным массовым источником, характеризуется частотой колебаний виртуальных частиц полевой материи, влияющих на частоту актов стрессового воздействия на отражающие структуры субъекта. Поэтому резкие энергетические изменения состояния материи отражающих структур субъекта, вызванные изменениями в состоянии внешнего пространства, являются для субъекта информацией о появлении во внешнем пространстве источника стрессового воздействия.

 

РОЛЬ ПОЛЕВОЙ МАТЕРИИ В ЗАРОЖДЕНИИ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОТРАЖЕНИЮ ОТДАЛЕННОГО МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Процесс отражения внешнего отдаленного объекта значимости начался с момента проявления Вселенной в планковском мире, когда стали возможны акты передачи квантов действия.

 

Как мы показали выше, изолированные объекты в виде струны нуклона способны отражать только время ожидания. Это структура тонкого тела субъекта. Структуры астрального тела способны отражать состояние гравитационного поля Вселенной за счет смещения частей единого субъекта относительно друг друга. Для отражения состояния массового тела субъект должен быть способным отражать изменения состояния полевой материи пространства Вселенной, вызванные присутствием массового объекта.

 

Основой такого отражения являются акты передачи квантов действия, передаваемые структурам субъекта за счет актов физических фундаментальных взаимодействий. При этом такие взаимодействия передаются с помощью частиц, являющихся переносчиками взаимодействия, распространяющихся вдоль пространства Вселенной со скоростью света, то есть, частиц, являющихся состоянием полевой материи Вселенной. Поэтому физической основой отражения факта существования массового отдаленного объекта является состояние полевой материи Вселенной, вызванное присутствием массового объекта, способного создавать свое собственное поле и отражать полевое состояние информационного пространства Вселенной. Мы имеем в виде способность массовых объектов отражать фотоны, которое затем переносятся вдоль информационного пространства Вселенной и поступают на отражающие структуры субъекта, принося им информацию о внешнем массовом объекте.

 

Нас интересуют филогенетические основы зарождения способности субъекта к отражению отдаленного массового объекта значимости. Физическим носителем, обеспечивающим формирование такой способности, является воспринимаемое субъектом физическое состояние материи Вселенной, переносимое к нам через все ее информационные пространства. Полевое состояние пространства Вселенной создается всей ее массовой материей за счет изменения плотности полевой материи окружающего пространства. При этом на отражающие структуры субъекта поступает информация об изменении полевого состояния пространства, вызванного появлением отдаленного объекта значимости, являющегося массовым источником энергии. Это изменение полевой материи оказывает воздействие на отражающие структуры субъекта, изменяя их строение.

 

Нас интересует, как это состояние полевого пространства, вызванное появлением массового объекта – препятствия, начало отражаться субъектом в виде конкретного образа предмета значимости. Попытаемся представить, как может происходить формирование структур субъекта, воспринимающего появление во внешнем пространстве отдаленного массового объекта.

 

Появление массового объекта приводит к изменению состояния полевой материи окружающего пространства, то есть, к изменению степени закрутки материи его допланковских струн. Эти изменения, воздействуя на отражающие структуры субъекта, вызывают в них изменения, которые могут быть рассмотрены, как память о данном конкретном воздействии.  При этом тонкое тело субъекта отражает состояние материи матричного вакуума, являющегося носителем времени. Астральное тело субъекта отражает изменения гравитационного состояния пространства.

 

В комплексе в результате отражения этих воздействий происходит изменение состояния структур субъекта, которые являются носителем памяти о данном воздействии, то есть, памяти об изменениях в состоянии полевой материи внешнего пространства.  И в этой памяти фиксируется связь между состояниями тонкого и астрального тела субъекта. То есть, память о состоянии тонкого тела связана с памятью о состоянии астрального тела, и обе эти памяти определяются состоянием полевой материи внешнего пространства, вызванным появлением в нем массового объекта. И это комплексное состояние отражающих структур является памятью о существовании конкретного массового объекта во внешнем пространстве.

 

Но тонкое тело, как носитель отражения времени, начало формироваться в очень ранней Вселенной в условиях дефицита пространства. Способность к отражению существования отдаленных массовых объектов могла появиться только после появления свободного пространства Вселенной. Массовые объекты после появления во Вселенной свободного пространства могли существовать в условиях межгалактического пространства, либо в гравитационном поле центра тяготения, либо непосредственно вблизи или в окружении массовой материи. Но нас не интересует, например, как материя Земли отражает существование такого отдаленного объекта, как Солнце в том смысле, что нас не интересует, что «чувствует» Земля при приближении или отдалении Солнца. Нас интересует, как отражает человек наличие отдаленного объекта, в том числе и Солнца.

 

Поэтому, когда мы рассматриваем специфику отражения человеком мира своего существования, надо иметь в виду, что существование человека на поверхности Земли вносит коррективы в процессы восприятия отдаленных массовых объектов.

 

ПРОБЛЕМА ЗАРОЖДЕНИЯ СПОСОБНОСТИ К ОТРАЖЕНИЮ МАССОВЫХ ОБЪЕКТОВ

 

Нас интересует процесс зарождения сознания, приведшего к появлению человека разумного. Поэтому мы должны, прежде всего, рассмотреть проблему формирования структур субъекта, способных к осознанному отражению внешнего мира. Но сознание субъекта предполагает способность отражать факт существования отдаленного массового объекта и, факт своего собственного существования. Основой такого отражения являются процессы восприятия субъектом массовой материи Вселенной в моменты актов передачи квантов действия. И зарождение сознания требует от субъекта способности к отражению факта существования свободного пространства между субъектом и отдаленными массовыми объектами наблюдаемого мира. Основой такого отражения является восприятие полевой материи отражающими структурами субъекта.

 

Способность к отражению факта существования отдаленного массового объекта начинает формироваться на основе комплексной картины внутренних состояний субъекта, вызванной восприятием данного массового объекта. Благодаря этому, именно состояние полевой материи окружающего пространства становится основой зарождения способности человека к отражению отдаленного массового объекта.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОТРАЖЕНИЮ ИСТОЧНИКА СТРЕССОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

 

Начнем с того, что изменение состояния полевой материи окружающего пространства, вызванное появлением массового объекта, выражается в изменении степени закрутки материи его допланковских струн. Эти изменения, воздействуя на субъект, приводят к изменениям его отражающих структур, которые являются памятью субъекта о данном конкретном воздействии.  При этом изменения структуры тонкого тело субъекта отражают состояние материи матричного вакуума, являющегося носителем времени. Изменения структур астрального тела субъекта отражает изменения гравитационного состояния пространства. изменения структур массового тела, ответственных за осознанное отражение внешнего мира, отражают изменение электромагнитного поля.

 

В комплексе в результате отражения этих воздействий происходит изменение состояния структур субъекта, которые являются носителями памяти о данном воздействии, то есть, памяти об изменениях в состоянии полевой материи внешнего пространства.  И в этой памяти фиксируется связь между состояниями тонкого, астрального и массового тела субъекта. И это комплексное состояние отражающих структур является памятью и о состоянии внешнего пространства, и о существовании в нем конкретного массового объекта.

 

ПРОБЛЕМА НЕОСОЗНАННОГО ОТРАЖЕНИЯ МАССОВОГО ОТДАЛЕННОГО ОБЪЕКТА

 

Структуры субъекта, отражающие его внутреннее состояние, начали формироваться с момента проявления Вселенной в планковском мире. На ранних стадиях эволюции все структуры субъекта могли воспринимать информацию, распространяющуюся по всем щелям расслоения Вселенной. Это позволяет предположить, что на ранних стадиях филогенеза образ внешнего отдаленного массового объекта формировался на основе сведений, поступающих на все структуры субъекта, независимо от их принадлежности к той или иной щели расслоения Вселенной.

 

Сначала полевое состояние материи отражается структурами тонкого и астрального тела субъекта. Напомним, что изменение расстояния между разными структурами субъекта, вызванное разными значениями плотности материи внешнего пространства в месте существования этих отражающих структур, приводит к появлению приливных сил, что увеличивает состояние дискомфорта субъекта. И уровень этого дискомфорта зависит от того, как изменяется плотность материи окружающего пространства, то есть, как меняется напряженность гравитационного поля Вселенной.

 

Поэтому появившийся во внешнем пространстве массовый объект приводит к изменению расстояния между отражающими структурами субъекта, вызывая их стрессовое состояние. Это изменение расстояния между структурами субъекта являлись для него информацией о появлении отдаленного массового объекта, а характер изменения расстояний мог быть предупреждением субъекту о приближающейся опасности, или, наоборот, о приближении возможного комфорта. То есть, отражение состояния полевой материи окружающего пространства структурами астрального тела субъекта становится основой восприятия массового объекта на неосознаваемом уровне.

 

После отделения электромагнитного взаимодействия произошло сшивание основной щели расслоения Вселенной, что привело к рождению основного информационного пространства Вселенной, позволяющего фотонам переносить информацию вдоль основной щели расслоения Вселенной, то есть, вдоль ее основного информационного пространства. Это создало условия для развития способности субъекта к восприятию внешних массовых объектов в виде их конкретных образов. Для человека особую роль играет информация, поступающая на органы зрения. Совершенствование зрительной рецепции позволило субъекту воспринимать поступающую информацию о полевом состоянии пространства в виде конкретного образа воспринимаемого объекта.

 

Таким образом, одно и то же полевое состояние, создаваемое отдаленным объектом, может восприниматься человеком и как конкретная информация, если отражающими структурами являются органы зрения, и может восприниматься, как некое стрессовое воздействие, если отражающей структурой является тонкое или астральное тело человека. При этом в первом случае речь идет об отражении состояния полевого пространства, вызванного воздействием фотонов, распространяющихся со скоростью света вдоль основной щели расслоения Вселенной. Во втором случае речь идет о полевом состоянии пространства, информация о котором распространяется и вдоль дополнительных щелей расслоения Вселенной.

 

Сделаем одно важное замечание относительно структур человека, неосознанно отражающих состояние внешнего мира.

 

В каких-то статьях, посвященных деятельности мозга, автор встречал замечание о том, что в процессе жизнедеятельности человека принимает участие только незначительная часть головного мозга человека. Но, рассматривая процессы отражения человеком состояния материи Вселенной, автор пришел к выводу, что каждая структура организма человека формировалась только за счет того, что в онтогенезе оказывалась в состоянии, подобном ее состоянию в филогенезе. То есть, каждая структура нашего организма выполняла свою филогенетическую функцию, обеспечивая весь последовательный процесс органогенеза человека. То есть, она уже выполняла определенную функцию в процессе формирования зарождающегося организма.

 

Мало того, в процессе всей жизни человека при каждой реакции на каждое воздействие со стороны внешнего мира структуры вновь погружаются в те же состояния, при которых происходило их формирование. Поэтому все структуры человека, включая его головной мозг, постоянно находятся в процессе функционирования, обеспечивая все осознаваемые и неосознаваемые функции нашего организма. То есть, неверно говорить, что в процессе жизнедеятельности человека принимает участие только незначительная часть головного мозга человека. Вся эта сложная система находится в состоянии постоянного функционирования.

 

В качестве примера можно привести недавний случай, происшедший с автором. Автор на днях увидел во сне странную картину, в центре которой было лицо человека, а вокруг какое-то нагромождение непонятных объектов. Проходя на следующий день по улице, автор увидел это изображение на рекламном щите. Автор много раз проходил мимо этого места, где находится этот щит. Автор не знает, когда появился этот щит, какие изображения были на этом щите, и когда появилось именно это изображение. Возможно, приснившееся изображение только что появилась и не могло не произвести впечатления на его воспринимающие структуры.

 

Во всяком случае, эта картина была зафиксирована в его подсознании, и, возможно, что во время сна в памяти возникли другие воспоминания, ассоциативно связанные с моментом восприятия этой картины наяву. То есть, мы хотим сказать, что в процессах отражения состояния внешнего мира участвуют без исключения все структуры человека, поскольку все структуры человека в каждый момент времени находятся под воздействием полевого состояния материи Вселенной, которое постоянно меняется.

 

ПРОБЛЕМА ЗАРОЖДЕНИЯ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОСОЗНАННОМУ ОТРАЖЕНИЮ МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Человек существует на Земле, именно в условиях Земли происходил процесс формирования его отражающих структур. Поэтому, создавая модели процесса зарождение сознания, мы можем воспользоваться знаниями о том, как это происходит в онтогенезе современного человека. И мы знаем о законе рекапитуляции, согласно которому в онтогенезе ребенка формирование процессов отражения внешнего мира происходит подобно тому, как это происходило в филогенезе.

 

На основе закона рекапитуляции можно сделать вывод, что в процессе жизнедеятельности наш древний предок научился воспринимать массовые объекты, как находящиеся от него на определенном расстоянии. Используя доступные нам сведения о зарождении такой способности у современного ребенка, попытаемся восстановить, как в филогенезе появилась способность субъекта к отражению объекта значимости в виде конкретного образа.

 

Приведенные данные позволяют предположить, что в филогенезе в процессе формирования конкретных свойств объекта значимости принимали участие все зарождающиеся органы чувств наших предков. Произошло зарождение обоняния и вкусовой рецепции, имеющей значение при охоте за объектом питания. Особую роль в отражении конкретного образа отдаленного объекта нашим предком играло развитие зрительной рецепции, которая и создала условия ля возможности отражения существования внешнего пространства.

 

И именно на основе зрительной рецепции произошел отрыв образа объекта значимости от картины внутренних состояний субъекта, и его перенос на объект, существующий во внешнем пространстве. И именно эта способность субъекта переносить свое внутреннее состояние на воспринимаемый объект, имеющий вид пятна значимости на фоновой картине позволило субъекту не только избегать опасных ситуаций, но и заложило основы для возможности зарождения сознания.

 

О роли появления такой способности субъекта к переносу своего состояния на внешний объект значимости свидетельствует и то, что современный человек разумный отражает свойство внешнего объекта, как принадлежащего внешнему объекту, а не как изменение своего состояния, вызванное восприятием этого объекта.

 

Поэтому сначала рассмотрим процесс формирования у человека образа воспринимаемого объекта значимости на примере зарождения такой способности в онтогенезе современного ребенка.

 

ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СПОСОБНОСТИ РЕБЕНКА К ОТРАЖЕНИЮ МАССОВЫХ ОБЪЕКТОВ

 

Рассмотрим зарождения способности субъекта к отражению внешних массовых объектов на примере онтогенеза ребенка.

 

Основой зарождения способности ребенка к отражению отдаленного массового объекта является банк общевидовых знаний, сформированных на основе опыта его древних предков. Напомним, что формирование структур субъекта, воспринимающего появление во внешнем пространстве отдаленного массового объекта, происходило в результате изменений состояния полевой допланковской материи окружающего пространства, вызванного этим объектом. Такие же изменения степени закрутки материи допланковских струн, воздействуя на отражающие структуры ребенка, вызывают в них изменения, которые могут быть рассмотрены, как его филогенетическая память о воздействии, вызванном появлением подобного отдаленного массового объекта.

 

При этом тонкое тело ребенка отражает состояние материи матричного вакуума, являющегося носителем времени. Астральное тело с отражает изменения гравитационного состояния пространства, а массовое тело воспринимает акты передачи квантов действия от полевого состояния пространства, создаваемого отражаемым массовым отдаленным объектом значимости. В комплексе в результате отражения воздействия происходят изменения состояния всех структур ребенка, которые являются носителями памяти о данном воздействии, то есть, памяти об изменениях в состоянии полевой материи внешнего пространства, вызванных данным массовым объектом значимости. И в этой памяти фиксируется связь между состояниями тонкого, астрального и массового тела ребенка. И это комплексное состояние отражающих структур ребенка является памятью его отражающих структур о существовании конкретного массового объекта во внешнем пространстве. И эта память зафиксирована в общевидовом банке знаний каждого новорожденного ребенка.

 

Формирование отражающих структур ребенка происходит в перинатальный период. Ребенок рождается с уже сформированными органами чувств и с частями своего массового тела, наделенного целым комплексом безусловных рефлексов. Поэтому структуры ребенка, сформированные в перинатальный период его развития, способны отражать изменения в состоянии внешней среды на неосознаваемом уровне, как бы, повторяя филогенетический путь, пройденный его древними предками.

 

Таким образом, в онтогенезе способность к отражению отдаленного массового объекта закладывается в перинатальный период. После рождения ребенок попадает в условия полевой материи окружающего внешнего пространства. Появление в этом пространстве массового объекта приводит к изменению состояния полевой материи окружающего пространства, то есть, к изменению степени закрутки материи его допланковских струн. Эти изменения, воздействуя на отражающие структуры ребенка, вызывают в них изменения, которые могут быть рассмотрены, как филогенетическая неосознаваемая память субъекта о данном конкретном или подобном ему воздействии.  И эта память становится базой для зарождения осознанного восприятия пространства ребенком в постнатальный период его развития.

 

КОМПЛЕКСНАЯ КАРТИНА СОСТОЯНИЙ СУБЪЕКТА КАК ОСНОВА ВОСПРИЯТИЯ МАССОВОГО ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ

 

 

Формирование образа объекта значимости

 

  

СОСТОЯНИЕ КАК ОСНОВА ЗАРОЖДЕНИЯ СОЗНАНИЯ

 

Основой сознания человека является возможность отражения внешнего мира, как пространства, заполненного объектами, существующими вне субъекта. То есть, основой сознания является способность субъекта понимать, что кроме него в мире существует еще что-то, не зависящее от его собственного бытия. Для этого субъект сначала должен обладать способностью к отражению внешнего пустого пространства и наличия в нем отдаленных массовых объектов, а затем должен приобрести способность осознавать свое собственное существование. Поэтому основой отражения существования внешнего мира является способность субъекта оценивать изменения своего собственного состояния, вызванные процессами, происходящими в окружающем пространстве. И возможность этого должны обеспечить физические свойства материи Вселенной.

 

Сначала рассмотрим проблему отражения человеком внешнего мира, основой которого является способность субъекта оценивать изменения своего собственного состояния, вызванные процессами, происходящими в окружающем пространстве. И рассмотрим физические свойства материи Вселенной, обеспечившие эту возможность.

 

ВСЕЛЕННАЯ КАК ЕДИНЫЙ ОТРАЖАЕМЫЙ ОБЪЕКТ

 

Нас интересует процесс зарождения осознанного отражения окружающего нас мира. Окружающий нас мир является состоянием материи Вселенной, поэтому мы должны представить себе Вселенную, как единый объект, отражаемый нашими воспринимающими структурами.

 

Человек существует во Вселенной, заполненной различными массовыми объектами. Массовые объекты состоят из нуклонов, имеющих вид распространяющихся струн, способных в момент передачи кванта действия изменять состояние полевой материи окружающего пространства. Все эти изменения влияют на состояние отражающих структур человека, приводя к смене степени их комфортности, что и позволяет субъекту познавать воспринимаемый мир. То есть, состояние полевой материи Вселенной несет нам информацию о состоянии материи всей Вселенной, как единого объекта.

 

Нас интересует Вселенная, как объект, отражаемый человеком. То есть, нас интересует Вселенная, как объект, способный вызвать изменения в состоянии наших отражающих структур. Нас интересует, что происходит со структурами человека при изменении в состоянии Вселенной. И нас интересует, какие изменения в состояние Вселенной вызваны изменениями происходящими и в структурах человека и в других объектах, являющихся результатом деятельности человека.

 

При этом надо понимать, что формирование структура человека происходило вместе с усложнением материи Вселенной, начиная с момента её проявление в планковском мире. То есть формирование структур и человека и усложнения материи Вселенной это единой взаимосвязанный процесс, когда изменения в одном приводит к соответствующим изменениям во втором объекте. Основой этого процесса является акт передачи кванта действия, в результате которого происходит изменение состояния материи всей Вселенной и одновременное изменение отражающих структур человека.  Поэтому изменение состояния материи всей Вселенной вызывает изменение комплекса воспринимающих структур человека, вызванное состоянием материи всей Вселенной в этот момент акта воздействия.  И на основе таких актов передачи квантов действия человек в своем сознании строит картину внешнего мира.

 

ПРОБЛЕМА ОТРАЖЕНИЯ СУБЪЕКТОМ ФАКТА СУЩЕСТВОВАНИЯ ОТДАЛЕННОГО МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Основой сознания является способность субъекта отражать отдаленные массовые объекты, как находящиеся во внешнем пространстве. Такие объекты, имеющие для субъекта жизненно важное значение, мы условно будем называть объектами значимости. И нас интересует, какие физические свойства материи Вселенной могли обеспечить зарождение и дальнейшее формирование способности субъекта к отражению массового отдаленного объекта значимости, то есть, нас интересует процесс усложнения физического строения материи, обеспечивший возможность отражения субъектом факта существования отдаленного массового объекта.

 

Для отражения отдаленного массового объекта должно существовать расстояние между субъектом и отражаемый им объектом, то есть, должно существовать пространство, заполненное полевой материей, осуществляющей перенос информации. Выше мы показали, что полевое состояние внешнего пространства отражается структурами тонкого и астрального тела субъекта. Тонкое тело субъекта является основой отражения времени, а астральное тело субъекта является основой отражения гравитационного состояния пространства. При этом в процессе формирования структур астрального тела происходило и соответствующее изменение структур тонкого двойника субъекта. То есть, состояние тонкого тела менялось в процессе всего расширения Вселенной, оно менялось и при появлении свободного пространства во Вселенной. Следовательно, память о состоянии тонкого тела связана с памятью о состоянии астрального тела, и обе эти памяти являются основой отражения факта существования пустого пространства.

 

Основой зарождения сознания является способность субъекта к отражению существования отдаленных массовых объектов, которая могла появиться только после распространения информации вдоль образовавшегося свободного пространства Вселенной. Но отражение отдаленного массового объекта зависит от условий, в которых существует и этот объект, и воспринимающий его субъект. Это можно показать на примере отражения человеком отдаленных предметов быта, находящихся на Земле, и отражения далеких космических объектов на нашем небосводе. Человеку более понятно существование отдаленного объекта на Земле. Об этом говорит и тот факт, что древний человек воспринимал информацию от небесных тел, как исходящую от понятных ему объектов, существующих на Земле. Поэтому боги в представлении древнего человека имели вид или человека, или животного, а природные явления объяснялись на основе опыта восприятия событий, происходящих в условиях бытового пространства на Земле. Поэтому каждое небесное тело на нашем небосводе, воспринималось, как понятный для человека объект. Так создавался, например, пантеон богов древней Греции.

 

Эта проблема имеет много интересных аспектов. В одном случае у членов сообщества формируется понятие высших сил, связанных с целым пантеоном человекоподобных богов, в другом случае у членов сообщества формируется представление о едином носителе высшей силы. При этом в одном случае носителем высшей силы является конкретное животное, в другом случае – единое существо, как, например, бог Ярило – бог Солнца у славян. Естественно, что такой вид восприятия определялся условиями существования нашего древнего предка на Земле.

 

Известно, например, что люди, живущие в условиях дефицита пространства в лесу, попадая в условия пустого пространства, воспринимали отдаленного человека, как существо очень малого роста. Вот вам и основа представления об эльфах и гномах. Возможно, что восприятие людей, проживающих в условиях свободного пространства Скандинавии, воспринимались жителями лесов, как сообщество сказочных существ малого роста.

 

В этих отступлениях мы хотим показать, что формирование сознания человека определяется теми условиями, в которых он существует. Поэтому, имея единую физическую основу отражения состояния внешнего пространства, восприятие субъектом внешнего мира зависит от условий его существования. И эти условия приводят к формированию специфического восприятия внешнего пространства целой группой людей. Несомненно, что такими условиями, обеспечившими формирование специфического восприятия внешнего мира, являются и условия проживания субъекта на Земле.

 

Энергетическая основа отражения массового объекта

 

 Проблема отражения отдаленного массового объекта

 

РОЛЬ СТРЕССА В ОТРАЖЕНИИ ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ

 

Человек существует на Земле. Выше мы рассматривали состояние материи субъекта, находящегося в условиях пустого пространства. Именно в таких условиях материя матричного вакуума могла влиять на структуры тонкого тела субъекта, а плотность материи физического вакуума Вселенной определяла состояние структур его астрального тела. Но нас интересует проблема зарождения сознания, основой которого является отражение существования отдаленного массового объекта. Поэтому мы должны понять, как происходило зарождение способности субъекта к отражению массовой материи. Структурами субъекта, ответственными за отражение существования массового отдаленного объекта является массовое тело субъекта.

 

Напомним, что формирование и тонкого, и астрального тела субъекта начинается вместе с формированием его массового тела. Но на ранних стадиях расширения Вселенной материя зарождающегося массового субъекта сначала получила возможность отражать изменения своего тонкого тела, затем астрального, и только позже появилась способность к отражению состояния своего массового тела. Это вызвано тем, что на ранних стадиях расширения Вселенной материя зарождающегося массового субъекта зарождалась в виде изолированных струн, способных отражать только свое энергетическое состояние, то есть сначала субъект мог отражать изменения своего тонкого тела. Позже, после объединения струн в единые структуры, появилась возможность отражать гравитационное состояние пространства за счет приливных сил. Но и в этом случае отражение состояния субъекта определяется «сопоставлением» разных энергетических (стрессовых) состояний его разных массовых частей.

 

Человек основную информацию о существовании отдаленного массового объекта получает с помощью зрения. Наш ранний предок, не обладая зрением, умел отражать существование отдаленных от него объектов. Основой отражения предком отдаленных объектов было состояние колебаний полевой материи окружающего пространства. При восприятии отдаленного объекта наш предок улавливал колебания среды, создаваемым этим объектом. Это были колебания воды, воздуха, тепловые воздействия. Это была и возможность дифференцировать восприятие излучения с разной длиной волны, что впоследствии стало основой отражения цвета. Память о таких и более поздних уровнях отражения сохранена в структурах организма каждого человека. То есть, восприятие отдаленного объекта на ранних стадиях филогенеза происходило не на основе зрительной информации, а благодаря тому, что каждый массовый объект Вселенной создает свое постоянно изменяющееся физическое поле, являющееся состоянием колебаний мини виртуальных частиц матричного вакуума.

 

Формирование отражающих структур субъекта происходило в филогенезе в условиях предгибельного состояния организма. Основой такого отражения является память всех отражающих структур организма о стрессовых воздействиях в процессе формирования каждой структуры. Основой отражения субъектом любого массового объекта является свойство массового тела быть препятствием для перемещения субъекта или его частей благодаря тому, что в момент столкновения с непреодолимым препятствием отражающие структуры субъекта испытывают внезапное стрессовое воздействие. Но такое отражения внезапного стрессового воздействия происходит, например, и у материи теннисного мяча в момент столкновения с ракеткой. Мы не знаем, что «чувствует» материя теннисного мяча в момент удара, но мы знаем, что человек, обладающий сознанием, способен приходить в стрессовое состояние в результате неожиданного воздействия.

 

Вспомним состояние резкого испуга. Согласно данным психологии, при испуге сначала включается физиологическая реакция организма, и только потом идет осмысление того, что вызвало испуг. Такой ответ организма субъекта на воздействие является его реакцией на неожиданные изменения своего собственного состояния. То есть, при восприятии воздействия на основе стрессовой памяти, зафиксированной в филогенетическом банке знаний, происходит возбуждение структур, отражающих только внутреннее состояние субъекта.

 

Как пишут психологи, такое состояние субъекта при испуге является древней реакцией животных. Это свидетельствует о том, что в филогенезе при неожиданном стрессовом воздействии у субъекта сформировалась способность отражать факт резкого изменения своего состояния, и только позже сформировалась способность субъекта связывать это изменение с восприятием конкретного объекта, вызвавшего такое состояние. Такой воспринимаемый объект и является для субъекта объектом значимости. И нас интересует, как на основе отражения факта стрессового воздействия, как результата изменения своего собственного состояния, субъект приобрел способность различать источник этого воздействия, как объект, находящийся во внешнем пространстве. То есть, попытаемся представить себе, как могло происходить зарождение способности субъекта к отражению отдаленного массового объекта.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОТРАЖЕНИЮ КАЖДОГО КОНКРЕТНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В ВИДЕ ОПРЕДЕЛЕННОГО КОМПЛЕКСА СВОИХ СОСТОЯНИЙ

 

Начнем с того, что на неосознаваемом уровне субъект не отделяет себя от внешнего пространства, поэтому его состояние адекватно отражению состояния пространства. Субъект отражал изменения, происходящие во внешнем пространстве, как изменения своего собственного энергетического состояния. Поэтому все находящиеся в пространстве объекты значимости он отражал, как собственное комплексное состояние. То есть, для субъекта существовало только свое комплексное состояние, и ничего более, кроме него. Так как в этот период субъект не отделяет себя от внешнего пространства, то его состояние адекватно отражению состояния пространства.

 

С усложнением структур субъекта это его комплексное состояние приобретает еще одно измерение за счет времени ожидания достижения комфортного или стрессового состояния. Но это единое комплексное состояние субъекта является отражением состоянием всего пространства Вселенной вместе со всеми объектами в нем. Но это комплексное состояние постоянно меняется в результате каждого конкретного воздействия, которое завершается актом обмена кванта действия, приносящим субъекту либо комфорт, либо стресс.

 

Сам акт передачи кванта действия связывается с предшествующим комплексным состоянием в единое целое, зафиксированное в банке знаний субъекта. Благодаря этому, каждый акт обмена квантом действия становится носителем определенной значимости для субъекта. Именно благодаря этим актам в организме у субъекта складываются знания каждого конкретного воздействия в виде определенного комплекса состояний. При этом в банке знаний зафиксирована память об изменении отражающих структур субъекта, являющемся реакцией субъекта на это воздействие. И зафиксирована память о комфортном состоянии субъекта, достигаемом после соответствующей реакции на это воздействие.

 

В структурах человека зафиксирована и хранится вся огромная филогенетическая и онтогенетическая память обо всех пережитых им состояниях.

 

ВОСПРИЯТИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ, КАК ЦЕПЬ СОСТОЯНИЙ СУБЪЕКТА

 

Процесс формирования структур, отвечающих за осознание человеком внешнего пространства, происходил вместе с усложнением материи Вселенной, начиная с момента ее проявления в планковском мире. Основой филогенетической памяти является стрессовое состояние отражающих структур организма, формирование которых происходило в филогенезе. Формирование каждой новой структуры начиналось в онтогенезе, то есть, в процессе жизнедеятельности субъекта за счет опыта его реагирования на стрессовое предгибельное воздействие в момент восприятия объекта стрессовой значимости.

 

В случае успешной реакции субъект выживал, и в его общевидовом банке знаний за счет усложнения его воспринимающих структур фиксировалась память и о своем состоянии в момент стрессового воздействия, и об изменении своего состояния, происшедшем в результате реакции субъекта на это воздействие. Поэтому, согласно закону рекапитуляции, при зарождении нового дочернего организма в перинатальный период формирование его структур происходило за счет филогенетической памяти, в которой закреплен порядок следования стрессовых состояний субъекта в процессе формирования каждой отражающей структуры. Поэтому субъект (в том числе и человек) рождается с памятью обо всех стрессовых состояниях, зафиксированных и сохраненных в его банке общевидовых знаний. Именно эти знания обеспечивают после рождения ребенка включение всех сформированных структур в функционирование. И уже в процессе этого функционирования, происходящего на основе древних филогенетических знаний о стрессовых состояниях, зарождается способность субъекта к осознанному восприятию пространства.

 

Человек состоит из материи, образование которой происходило вместе с рождением Вселенной. И каждая отражающая структура нашего организма проживала весь путь стрессовых состояний, начиная от первородного состояния материи до настоящего момента нашего существования. Поэтому любой акт осознанного восприятия является результатом долгого филогенетического пути усложнения отражающих структур от состояния планк-частицы в момент передачи кванта действия до момента осознания самого акта восприятия. То есть, в процессе жизнедеятельности человека от момента воздействия в виде акта передачи кванта действия до момента осознания этого воздействия все структуры человека проживают всю цепь состояний, пережитых его предками в филогенезе. Поэтому мы говорим, что любой акт осознанного восприятия является результатом долгого филогенетического пути усложнения отражающих структур от состояния планк-частицы в момент рождения Вселенной до самого акта осознанного восприятия.

 

Поэтому, когда мы, например, смотрим на полированную поверхность стола, нам не надо проверять воспринимаемую поверхность рукой, нам достаточно просто ее увидеть. Но в момент восприятия в нашем организме на бессознательном уровне происходит повторение всего долгого пути смены стрессовых состояний, пережитых сначала нашими далекими предками в филогенезе, затем эта смена состояний обеспечивает формирование наших отражающих структур в перинатальный период. И, наконец, этот путь проживается нами после нашего рождения в процессе освоения окружающего нас бытового пространства, что и позволяет нам сейчас видеть поверхность стола гладкой. То есть, пока человек научился видеть гладкую полированную поверхность стола, его структуры, отражающие эту поверхность, прошли весь стрессовый путь и филогенетического, и онтогенетического развития.

 

Таким образом, если говорить об осознанном восприятии, то в организме человека сохраняется память о порядке следования стрессовых состояний структуры от момента воздействия до момента осознания этого факта воздействия. Но момент воздействия, как акт передачи кванта действия, является повторением того самого максимального стрессового состояния, в котором находилась Вселенной в момент ее проявления в планковском мире. То есть, согласно закону рекапитуляции, в памяти человека сохраняется в сжатом виде весь путь изменения состояния материи Вселенной от момента ее рождения до настоящего момента существования человека. Но для того, чтобы в общевидовом банке общевидовых знаний субъекта сохранялась паять о стрессовых состояниях, возникающих при конкретном воздействии, его предки в процессе своей жизнедеятельности находились под таким же стрессовым воздействием и находили ответ на это воздействие. В результате такого ответа происходила смена структур нашего предка, и именно порядок смены стрессовых состояний в процессе формирования этих структур закреплен в общевидовом банки знаний субъекта.

 

Мало того, в процессе жизнедеятельности человека каждый акт стрессового воздействия приводит к усложнению его отражающих структур. Стрессовый путь от момента воздействия на внешние рецепторы до момента его осознания в структурах головного мозга вовлекает в процесс отражения различные структуры нервной системы человека. В процессе переноса стрессового сигнала каждая воспринимающая структура на этом пути не только приходит в стрессовое состояние, но и изменяет свою структуру. И именно этот процесс изменения отражающих структур при переносе стрессового сигнала и составляет онтогенетическую память человека о данном воздействии. Поскольку эта память зафиксирована не только в состоянии отражающих структур, а в изменении этих структур, то она является неизменным достоянием банка онтогенетических знаний человека. То есть, в структурах человека зафиксирована и хранится вся огромная филогенетическая и онтогенетическая память обо всех пережитых им состояниях.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОТРАЖЕНИЮ ИСТОЧНИКА СТРЕССОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

Зарождение способности субъекта к отражению     

    времени ожидания стрессового воздействия

 

Выше мы показали, что каждая структура человека несет филогенетическую память о своих стрессовых состояниях, начиная от момента проявления Вселенной в планковском мире. Длительность жизни любой структуры, как состоящей из нуклонов, определяется всем временем существования Вселенной, то есть, с момента ее проявления в планковском мире до момента настоящего существования человека. Но каждая структура имеет и индивидуальную филогенетическую память о стрессовых состояниях ее материи. Напомним, что в момент восприятия какой-либо ситуации или какого-либо массового объекта во внешнем мире отражающие структуры субъекта приходят в стрессовое состояние, которое мы условно назвали комплексной картиной состояний субъекта.

 

Длительность жизни каждой структуры и ее индивидуальная память о стрессовых состояниях зависят от времени, когда произошло формирование этой структуры. Чем позже была сформирована структура в филогенезе, тем больше изменений она претерпела, тем сложнее комплексная картина стрессовых состояний, обеспечивающая и формирование, и функционирование этой структуры. Отметим, что самой сложной комплексной картиной стрессовых состояний обладают структуры коры головного мозга человека, отвечающие за вербальное мышление (мышление словами, словесное мышление).

 

Как мы показали выше, основой филогенетической памяти является стрессовое состояние отражающих структур организма. Мы не будем затрагивать вопрос, когда произошло зарождение чувств у тех или иных организмов, поэтому мы говорим о стрессе, как реакции субъекта на воздействие. При этом воздействие приносит субъекту либо комфорт, либо дискомфорт. Напомним, что комфорт характеризуется снятием напряжения (снятием возбуждения), а дискомфорт, наоборот, вызывается ростом напряженности материи отражающих структур субъекта.  В любом случае эволюция живых организмов шла по пути совершенствования отражающих структур субъекта. В процессе филогенеза выжили те организмы, которые смогли научиться отличать отдаленный внешний источник стрессового воздействия, как полезный или вредный для организма.

 

Попытаемся понять, как могло происходить формирование способности организма оценивать уровень опасности отдаленного объекта. В филогенезе сначала формировались структуры, отражающие объекты значимости, то есть, объекты, имеющие жизненно важное для субъекта значение, поэтому вызывающие максимальное стрессовое состояние его воспринимающих структур. На ранних стадиях филогенеза такие объекты значимости, создавая полевое состояние пространства, оказывали воздействие на структуры тонкого тела субъекта, приводя их в стрессовое состояние, предшествующее самому акту воздействия.

 

Приближение объекта значимости сопровождалось повышением уровня стрессового состояния воспринимающих структур тонкого тела субъекта. Стресс достигал максимального уровня в момент контакта с объектом значимости. Если такой контакт не приводил к гибели субъекта, то в его отражающих структурах сохранялась память о своем состоянии, являющемся сигналом о приближении максимального стрессового состояния, что явилось основой зарождения реакции субъекта, направленной на избежание приближающегося стрессового состояния.

 

Такое восприятие внешнего объекта еще не позволяет субъекту отражать факт наличия источника своего стрессового состояния, то есть, появление источника стрессового воздействия отражается, как факт наступления своего стрессового состояния. Такое отражение дает субъекту шанс избежать опасной ситуации. Но в структурах субъекта сохраняется память о контактном воздействии, приносящем максимальное дискомфортное состояние. И такое стрессовое состояние субъекта возникает не только при каждом акте контактного воздействия, но и при восприятии ситуации, предшествующей этому контакту.

 

Если в такой ситуации контакта не произошло, то отдаление объекта стрессовой значимости от субъекта приводило к снижению степени возбуждения его отражающих структур. Но в структурах субъекта сохранялась память о своем состоянии в момент контактного воздействия. Эта связь смены стрессовых состояний, предшествующая самому акту стрессового воздействия, сохранялась в онтогенетической памяти, как процесс «ожидания» стрессового воздействия.

 

Но ожидаемого воздействия может и не произойти, если объект значимости начинает отдаляться от субъекта. Это приводит к снижению уровня стрессовой напряженности в отражающих структурах субъекта, в которых формируется память об увеличении времени ожидания возможного стрессового контактного воздействия со стороны объекта значимости, имеющего конкретный «контактный» образ. В памяти субъекта, закрепленной в состоянии его отражающих структур, устанавливается связь между снижением напряженности стрессового состояния и увеличением времени до ожидаемого стрессового контактного воздействия. Эта связь является приобретенными знаниями субъекта о данном объекте значимости и одновременно закладывает основу зарождения способности к отражению расстояния до такого объекта.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОТРАЖЕНИЮ ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ ЗА СЧЕТ ИЗМЕНЕНИЯ СВОЕГО КОМПЛЕКСНОГО СОСТОЯНИЯ

 

Нас интересует проблема зарождение сознания, основой которого является способность субъекта к отражению отдаленного массового объекта. И сразу возникает вопрос, что сначала научился отражать наш далекий предок: расстояние до объекта значимости или наличие самого этого объекта.

 

Вновь воспользуемся данными о способностях человека к отражению пространства. Отражение расстояния является проблемой не только для ранних организмов, но и для человека. Приведем примеры. Мы не можем представить себе расстояние, например, до Луны, Солнца или Полярной звезды. Выше мы приводили данные о том, что люди, живущие в условиях дефицита пространства в лесу, попадая в условия пустого пространства, воспринимали отдаленного человека, как существо очень малого роста. Это же относится к восприятию гор. Для пешего туриста гора оказывается намного дальше того расстояния, о котором говорит ему его зрение. Но при восприятии всех этих объектов у человека не вызывает сомнений их существование. Это позволяет думать, что в филогенезе сначала сформировалась способность субъекта отражать наличие этого массового объекта, как объекта значимости, и только после этого субъект получил возможность отражать расстояние до этого объекта значимости.

 

Попытаемся понять, как в филогенезе могло происходить зарождение способности к отражению факта существования отдаленного массового объекта. Вновь воспользуемся законом рекапитуляции и вспомним, что в ранний период формирование структур нашего предка происходило в условиях «желточного мешка». Это позволяет предположить, что зарождение нашего предка происходило в условиях дефицита пространства. Это был, скорее, не первичный бульон, а что-то более густое, которое можно назвать первичным киселем или, лучше, первичной овсяной кашей. То есть, в условиях густого месива зарождались отдельные субъекты, подобные зернам овсяной каши. Это была своего рода колыбель в условиях колониального организма.

 

Месиво исполняло роль питательной среды для развития зарождающегося поколения дочерних организмов. Возможен также вариант прикрепления зарождающегося организма к материнской колонии. В этом случае рост дочернего субъекта происходил за счет питательных ресурсов, получаемых непосредственно от материнского организма. Такие организмы и в филогенезе, и в онтогенезе постепенно переходили к самостоятельному питанию, захватывая щупальцами или ртом малые объекты питания.

 

Переход стадии развития зародыша человека из условий желточного мешка в условия свободного плавания в плодном мешке свидетельствуют о том, что в филогенезе условия существования заставили нашего предка плавать в воде в поисках объектов питания, являющихся для него объектами значимости. Но наш предок продолжал оставаться в условиях колониального организма, поэтому происходили постоянные столкновения передней части тела субъекта с частями колониального организма. Такие столкновения являлись стрессом для субъекта, поэтому должны были возникнуть структуры, отражающие приближение препятствия.

 

Формирование таких структур субъекта происходило в онтогенезе в условиях предгибельного состояния организма. Основой такого отражения является память всех отражающих структур организма о стрессовых воздействиях в процессе формирования каждой структуры.  Наш древний предок не имел современных органов зрения, слуха и т.дПоступающая на его структуры стрессовая информация о состоянии полевой материи окружающего пространства не была конкретной, и воспринималась субъектом, как изменяющая общее состояние отражающих структур нашего предка.

 

Основой такого отражения могло быть восприятие колебаний полевой материи окружающего пространства, создаваемых этими объектами. Это могли быть колебания воды, воздуха, или тепловые воздействия. Это была и возможность дифференцировать восприятие излучения с разной длиной волны, что впоследствии стало основой отражения цвета. То есть, восприятие отдаленного объекта на ранних стадиях филогенеза происходило благодаря тому, что каждый массовый объект Вселенной создает свое постоянно изменяющееся физическое поле, являющееся состоянием колебаний материи окружающего пространства.

 

Такое воздействие на ранних этапах филогенеза носило стрессовый характер. Стрессовое воздействие требовало адекватной реакции со стороны субъекта. Именно стрессовое состояние нашего предка позволило сохранить в древних отражающих структурах человека память о воздействии, вызванном наличием отдаленного объекта, изменяющего полевое состояние пространства. Память о таком стрессовом воздействии полевой материи окружающего пространства на определенную отражающую структуру субъекта является информацией о появлении источника стрессового воздействия.

 

Если поле, создаваемое внешним объектом, оказывает стрессовое воздействие не на одну структуру субъекта, то комплексное стрессовое состояние воспринимающих структур субъекта становится комплексной информацией о некоей единой воздействующей субстанции (сущности), которая способна при определенной реакции субъекта привести организм к стрессовому состоянию или к состоянию комфорта. То есть, формируется некий образ, а, точнее, представление о воздействующем нечто (некоей воздействующей силе или субстанции) и ее способности изменить состояние комфорта субъекта (позже в религии, как приносящего добро или зло).

 

Поэтому на ранних стадиях филогенеза информация, поступающая от отдаленного объекта на отражающие структуры нашего предка, воспринималась им не как отдаленный изолированный внешний объект, а как изменение своего собственного состояния комфорта или дискомфорта. Так, например, губка, захватывающая пищу, не может отражать ее, как конкретный объект, существующий во внешнем пространстве. Отражающие структуры губки способны улавливать смену своего состояния комфорта, вызванную изменениями, происходящими в среде ее обитания. Захватывающие движения губки могли быть вызваны изменением частоты колебаний воды и изменением ее химического состава при приближении объекта питания.

 

Таким образом, в процессе жизнедеятельности нашему предку в борьбе за выживание постоянно приходилось сосуществовать с объектами, оказывающими через полевое состояние среды стрессовые воздействия на его отражающие структуры. Опыт такого сосуществования и приобретенные при этом знания, позволившие нашему предку выжить, закреплены в отражающих структурах его организма.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОТРАЖЕНИЮ ПЯТЕН СТРЕССОВОЙ ЗНАЧИМОСТИ

 

 

 

 

Восприятие субъектом массового отдаленного объекта основывается на способности субъекта отражать изменение своего энергетического состояния в результате воздействия со стороны внешней среды. В условиях существования на Земле у нашего предка сначала сформировалась способность отвечать определенной реакцией на изменения своего состояния, вызванные конкретными воздействиями. Затем на основе этих достижений наш предок приобрел способность воспринимать объект значимости, как носитель его собственного стрессового состояния.

 

Вновь вспомним закон рекапитуляции и воспользуемся данными об отражении современным человеком объектов стрессовой значимости. Вспомним состояние резкого испуга. Согласно данным психологии, при испуге сначала включается физиологическая реакция организма, и только потом идет осмысление того, что вызвало испуг. Такой ответ организма субъекта на воздействие является его реакцией на неожиданные изменения своего собственного состояния. То есть, при восприятии воздействия на основе стрессовой памяти, зафиксированной в филогенетическом банке знаний, происходит возбуждение структур, отражающих только внутреннее состояние субъекта. Как пишут психологи, такое состояние субъекта при испуге является древней реакцией животных. Это свидетельствует о том, что в филогенезе при неожиданном стрессовом воздействии у субъекта сформировалась способность отражать факт резкого изменения своего состояния, и только позже сформировалась способность субъекта связывать это изменение с восприятием конкретного объекта значимости.

 

Попытаемся представить, как в филогенезе могло происходить формирование таких способностей субъекта. В условиях существования в среде обитания организм был окружен различными объектами, имеющими для него разную степень значимости. В филогенезе сначала сформировалась способность субъекта отражать различные пятна значимости, как изменения своего внутреннего состояния. Каждое такое пятно собственного состояния, являясь носителем определенного стрессового состояния, память о котором фиксировалось в филогенетическом банке знаний. Такие знания субъекта влияли на его выбор поведения, позволяя ему в стрессовой ситуации сначала реагировать на самые опасные воздействия. И только позже появилась способность субъекта связывать это максимально опасное воздействие с более или менее конкретным образом возбудителя этого состояния. И это происходило на неосознаваемом уровне, то есть, отражалось, как изменение собственного состояния субъекта.

 

В дальнейшем такой образ опасного объекта становится предвестником наступления стрессового состояния. Это означает, что у субъекта появились знания о существовании в общей картине своего состояния конкретного пятна значимости, являющегося предвестником опасности. Позже развитие воспринимающих структур субъекта приводит к тому, что субъект приобретает знания о существовании в общей картине своего состояния других пятен значимости, не представляющих для него опасности, но влияющих на условия его существования. Такими объектами являлись и препятствия, мешающие передвижению субъекта в воде, воздухе или на суше. И именно восприятие таких, а не жизненно опасных объектов, могло стать основой формирования конкретного образа отражаемого объекта.

 

Следующим шагом в эволюции субъекта явилась способность субъекта к выделению из картины своего общего состояния изолированной области, отражающей конкретный объект значимости. То есть каждая такая область, отражающая массовый объект, находящийся в пространстве на расстоянии от субъекта, приобретает свою индивидуальную «окраску» состояния. Благодаря этому, у субъекта появляется способность различать разные области, как носители разного стрессового состояния. Мало того, каждая такая область за счет связи с памятью стрессовых состояний, закрепленных в филогенетическом банке знаний, становится «предвестником» приближения определенного состояния. И эти состояния имеют разную степень значимости для субъекта.

 

Таким образом, мы полагаем, что сначала у субъекта сначала появилась способность к отражению внешнего пространства, как собственного состояния, в котором одновременно выделяются элементы с разной степенью «возбуждения» отражающих структур, отвечающих за восприятие разных объектов значимости для субъекта. То есть, общая картина состояния субъекта, как бы, наполняется отдельными «пятнами» различной значимости.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ ОТРАЖЕНИЯ ОТДАЛЕННОГО ОБЪЕКТА В ВИДЕ ПЯТНА ЗНАЧИМОСТИ

 

На ранних стадиях филогенеза начался процесс зарождения способности субъекта к отражению объектов значимости. В условиях существования в среде обитания организм был окружен различными объектами, имеющими для него разную степень значимости. В филогенезе сначала сформировалась способность субъекта отражать различные объекты значимости, как различные свои внутренние состояния.

 

Субъект становится способным отражать существование объекта значимости только в том случае, если этот объект изменяет состояние полевой материи пространства. Так, например, человек отражает предметы быта в освещенной комнате за счет того, что на сетчатку нашего глаза попадают фотоны, отраженные от поверхности этих предметов. В полной темноте человек не способен отражать наличие неподвижных объектов. Наш древний предок сначала не обладал зрительной рецепцией, поэтому основой отражения состояния внешнего пространства было восприятие колебаний окружающей среды, которые возникали в результате движения объектов значимости. Возможно также, что колебания среды создавал сам субъект при своем перемещении в среде, например, в воде. В таком случае отражение неподвижных объектов могло происходить за счет восприятия субъектом отраженных волн, вызванных своим собственным движением около неподвижного объекта.

 

В любом случае для возможности отражения субъект и объект значимости должны перемещаться относительно друг друга. В таком случае субъект способен отражать момент начала их взаимного перемещения. При этом возможны варианты их взаимного движения. Субъект может приближаться к объекту значимости, что происходит, например, при охоте хищника за жертвой, или при охоте хищника за субъектом. Возможен варианты, когда субъект и объект значимости отдаляются друг от друга. Во всех случаях каждое собственное состояние, возникающее при восприятии объекта значимости, являясь носителем определенного стрессового воздействия, фиксировалось в филогенетическом банке знаний субъекта.

 

То есть, если в онтогенезе субъект попадает в подобную ситуацию, то в его структурах на основе филогенетической памяти возникает стрессовое состояние, как информация о появлении объекта стрессовой значимости. Если источник стрессового состояния перемещается относительно субъекта, то на комплексной картине состояний субъекта появляется некое пятно, представляющее собой область, являющуюся источником стрессового состояния субъекта. И этот источник занимает на общей картине состояний субъекта конкретное положение или место, определяемое направлением получения информации о существовании источника стрессового воздействия.

 

То есть, из общей картины внутреннего состояния субъекта выделяется пятно, являющееся источником его максимального стрессового состояния. В таком случае можно сказать, что пятно значимости появляется на картине, представляющей собой, как бы, общую картину состояний субъекта. То есть, мы хотим сказать, что состояния субъекта, возникающие при появлении в пространстве объекта значимости, приобретают конкретное место на картине комплексных состояний субъекта.

 

Вновь воспользуемся идеей единства мира, и представим себе осознаваемую картину нашего состояния. Представим себе, что мы находимся в открытом поле в степи в яркий солнечный день. В этом случае картина наших состояний определяется пространством полусферы, поскольку мы не отражаем того, что находится под землей. В этот знойный день для нашего состояния пятном значимости становится палящее Солнце. Остальная картина нашего состояния однообразна, если нет ветерка, который может принести нам некоторое облегчение. Но и в этом случае ветерок тоже становится пятном значимости для субъекта. Таким образом, мы отражаем окружающее нам пространство, как трехмерное.

 

Но для нашего состояния не имеет значения, на каком расстоянии от нас находится отражаемая нами точка пространства. Нам просто жарко во всех точках нашего тела, и это состояние принадлежит нам, а не воспринимаемому пространству. Можно сказать, что мы находимся в «капсуле» наших состояний, и размер капсулы для нас не имеет никакого значения, а имеет значение наше состояние на внутренней поверхности этой капсулы. И именно состояние нашего тела на этой поверхности можно назвать комплексной картиной состояний субъекта, вызванной состоянием внешнего пространства. На этой общей картине выделяется Солнце, как пятно значимости. Остальная поверхность капсулы создает единый фон нашего состояния, воспринимающего внешнее пространство. Если же на дороге в этот момент появится стадо бизонов или грузовик, поднимающий облако пыли, то это означает появление нового пятна стрессовой значимости, имеющей на комплексной картине состояний субъекта определенное место. Мы говорим об этом так подробно, чтобы показать, как наш древний предок отражал появление на картине своих состояний пятна стрессовой значимости.

 

Можно предположить, что наш предок, воспринимая одновременно разные объекты, имеющие для него разную степень значимости, отражал их, как пятна, находящиеся в разных местах на его картине собственных состояний. Положение пятна значимости зависело от положения стрессового объекта в пространстве. При этом каждое пятно значимости является носителем соответствующего стрессового состояния субъекта. Так как способность субъекта отражать различные пятна значимости, как изменения своего внутреннего состояния, формировалась в филогенезе, то каждое такое пятно собственного состояния, являясь носителем определенного стрессового состояния, зафиксировано в филогенетическом банке его знаний.

 

ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА ВОСПРИНИМАЕМОГО МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Основой осознанного отражения внешнего мира субъектом является конкретная информация, переносимая фотоном. Но осознанное отражение появилось на более поздних стадиях филогенеза и для человека определяется высоким уровнем развития зрительной рецепции. На ранних стадиях филогенеза субъект еще не был способен воспринимать отдаленный объект в виде конкретного образа. Как мы показали выше, конкретный образ объекта значимости формируется на основе точной информации, переносимой фотонами через основную щель расслоения Вселенной.  Но в ранний период филогенеза образ отдаленного объекта, отражаемый субъектом, определялся изменением состояния полевого пространства и дополнительных щелей расслоения Вселенной, то есть, за счет изменения состояния отражающих структур субъекта, обладающих размером и в четвертном, временном, измерении.

 

То есть, воспринимающие структуры субъекта в этот период способны отражать изменение состояния всей четырехмерной области пространства их существования. Можно сказать, что в этот период субъект отражает воспринимаемый отдаленный объект в виде аморфного пятна, не имеющего конкретного образа. Мало того, можно предположить, что, если бы наш предок, еще не обладающий способностью к отражению факта существования своего тела, обладал бы сознанием, то он бы воспринимал мир, как четырехмерный. То есть, информационное пространство для нашего «слепого» предка имело большее количество измерений.

 

Но человек отражает внешний мир, как трехмерное стационарное пространство. Основой такого отражения является то, что самым важным для зарождения сознания человека стало зрения, обеспечивающего поступление на его отражающие структуры конкретной информации, переносимой фотоном вдоль основного пространства Вселенной, то есть, через пространство событий. Именно зрение, благодаря фотону, приносит нам точную конкретную информацию об объекте-препятствии, находящемся на расстоянии от нас. При этом человеку посредством зрения поступает порядка 98% информации.

 

Наш древний предок, отражая изменение состояния всех дополнительных щелей расслоения Вселенной, не имел возможности воспринимать весь этот объем информации в виде конкретного образа объекта значимости. И только после зарождения способности к восприятию конкретной информации, переносимой фотонами через основное пространство Вселенной, воспринимаемый объект принимает конкретный трехмерный образ. Отметим, что у современного человека процесс обогащения аморфного образа конкретными свойствами происходит в онтогенезе в результате его оперирования с предметами быта в процессе его жизнедеятельности.

 

Развитие зрительной рецепции привело к формированию способности субъекта к отражению воспринимаемого объекта значимости в виде конкретного образа. Основой формирования конкретного образа воспринимаемого массового объекта в онтогенезе ребенка становится хватательный рефлекс, обеспечивающий ребенку поступление тактильной информации о массовых предметах, находящихся в непосредственной близости от ребенка.

 

И именно благодаря хватательному рефлексу, в результате контакта частей тела младенца с предметами окружающего пространства начинается процесс формирования у ребенка конкретного образа воспринимаемого массового объекта значимости. Благодаря осязанию ощупываемый ребенком объект приобретает конкретную пространственную форму, поверхность воспринимаемого объекта приобретает определенную окраску. Свойства образа отражаемого объекта дополняются сведениями, поступающими на другие органы чувств. В комплексе все свойства, познаваемые человеком в процессе контактного восприятия объекта, с помощью зрения переносятся на его образ, формируемый на сетчатке нашего глаза.

 

Сформированный образ объекта несет на себе память всех стрессовых состояний (всех ощущений), испытанных субъектом в момент восприятия этого объекта. Если быть более точным, то образ воспринимаемого объекта несет на себе весь комплекс стрессовых состояний отражающих структур человека, вызванных контактными и полевыми воздействиями данного воспринимаемого объекта на отражающие структуры субъекта. Этот комплекс стрессовых состояний человека становится неотъемлемой частью воспринимаемого объекта вне зависимости от того, какие структуры могут получить информацию об объекте в момент восприятия.

 

Одновременное восприятие конкретного воздействия этими структурами и структурами, отражающими данное воздействие на основе филогенетической памяти, создают в отражающих структурах ребенка комплексную картину ассоциативных состояний. В такой картине состояния, основанные на филогенетической памяти, обогащается новыми состояниями, вызванными восприятием воздействия структурами, сформированными в перинатальный период, но еще не полностью вовлеченными в процесс восприятия. Поэтому восприятие ребенком каждого воздействия сопровождается всплеском стрессовых состояний, и каждое новое воздействие приводит к обогащению опыта восприятия ребенком внешнего мира.

 

При этом сформированный и сохраненный в памяти образ объекта может возникнуть при воздействии хотя бы одного из его свойств на отражающие структуры человека. Так, например, при виде лимона, у нас может возникнуть память о его вкусовых свойствах. С развитием вербального (словесного) мышления название объекта воскрешает в памяти человека его зрительный образ.

 

И все эти процессы формирования конкретного образа объекта значимости в момент его воздействия на человека являются приобретениями его древних предков, еще не обладающих способностью к отражению внешнего отдаленного объекта значимости в виде конкретного образа. Эти структуры, зарожденные в филогенезе и сформированные в перинатальный период онтогенеза ребенка, в постнатальный период в процессе жизнедеятельности человека начинают выполнять свои функции уже в новых условиях внешнего пространства.

 

Таким образом, отражение конкретного образа отдаленного объекта формировалось вместе с развитием зрительной рецепции, которая и позволила человеку осознанно отражать существование внешнего пространства и массовых объектов в этом пространстве.

 

ОТРАЖЕНИЕ МАССОВОГО ОБЪЕКТА В ПРОСТРАНСТВЕ

Пятно значимости на фоновой картине

  

ПЯТНО ЗНАЧИМОСТИ, КАК НОСИТЕЛЬ СОСТОЯНИЯ СУБЪЕКТА

 

Зарождение способности субъекта к отражению массового объекта в виде пятна значимости на фоновой картине. Каждое такое пятно значимости становится носителем конкретного комплекса состояний субъекта.

 

Основой знаний субъекта об объекте значимости является зафиксированная в его банке знаний память о стрессовом характере момента контактного воздействия со стороны опасного объекта значимости. Если такой контакт не принес гибели субъекта, и субъект нашел верную реакцию, позволяющую избегать такого воздействия, то в его банке знаний сохранена память о предгибельном стрессовом характере данного воздействия. Субъект при появлении такого опасного объекта осуществляет нужную реакцию, предотвращающую контактное воздействие.

 

В этом случае память о стрессовом контакте сохранена, но она уже не носит характера максимального стресса. Но в памяти субъекта осталась комплексная картина состояний субъекта, возникающих при появлении такого объекта значимости. И это комплексное состояние меняется в зависимости от характера передвижения объекта значимости на фоновой картине состояний субъекта. Хотя в структурах, то есть, в банке знаний субъекта сохранена память о предгибельном воздействии, но такие перемещения опасного объекта зачастую не вызывают стрессового состояния субъекта. При этом при восприятии этих передвижений в структурах субъекта сохраняется связь изменения собственных состояний с изменением положения пятна значимости на фоновой картине.

 

Еще раз напомним, что основой такого отражения является память о предгибельном «ударе», вызвавшем максимальный стресс субъекта. Теперь опасный объект появляется, но за этим не следует ни удара, ни максимального стресса, осталась память. И эта память принадлежит не субъекту, а объекту, как предвестнику того удара. В процессе жизнедеятельности субъекта при приближении и отдалении опасного объекта эта память то приближается, то отдаляется. Эта память уже, как бы, не принадлежит субъекта, а принадлежит приближающемуся и отдаляющемуся пятну значимости. Это позволяет субъекту воспринимать такой объект, как изолированное от остальной картины пятно значимости. И это пятно становится носителем состояний субъекта, но это состояние уже не носит стрессового характера. Это позволяет субъекту определять место положения пятна значимости на фоновой картине.

 

Таким образом, следующим шагом в эволюции субъекта явилась способность субъекта к выделению из картины своего общего состояния изолированной области, отражающей объект значимости. То есть каждая такая область, отражающая массовый объект, находящийся в пространстве на расстоянии от субъекта, приобретает свою индивидуальную «окраску», выраженную в состоянии отражающих структур субъекта. Благодаря этому, у субъекта появляется способность различать на фоновой картине собственных состояний разные области, каждая из которых определяется состояниями субъекта, вызванными восприятием каждого отдельного объекта значимости.

 

Таким образом, мы полагаем, что у субъекта сначала появилась способность к отражению внешнего пространства, как собственного состояния, в котором одновременно выделяются элементы с разной степенью «возбуждения» отражающих структур, отвечающих за восприятие разных объектов значимости для субъекта. То есть, общая картина состояния субъекта, как бы, наполняется отдельными «пятнами» различной значимости.

 

Каждое такое пятно значимости, жестко связанное с конкретным собственным состоянием субъекта, становится носителем конкретного комплекса состояний субъекта. То есть, каждый воспринимаемый объект значимости, находящийся во внешнем пространстве, отражается субъектом, как изменения своего собственного состояния, и эти изменения жестко связаны с источником этих состояний, имеющим определенную локализацию на внутренней поверхности свода капсулы состояний субъекта. То есть, при появлении во внешнем пространстве объекта значимости происходит изменение внутреннего состояния субъекта, и источник этих состояний отражается субъектом в виде конкретного пятна значимости на комплексной картине его состояний.

 

Каждое такое пятно значимости формировалось в филогенезе за счет того, что в банке знаний субъекта сохранена памяти об опыте стрессового контактного воздействия со стороны этого объекта значимости. Поэтому состояние, возникающее в структурах субъекта в момент появления во внешнем пространстве объекта значимости, является носителем всех знаний субъекта о воспринимаемом отдаленном данном объекте. Поскольку эти состояния возникают в виде пятна значимости на комплексной фоновой картине состояний субъекта, то можно сказать, что вся память, все знания субъекта об отдаленном объекте, как бы, сосредоточены в этом пятне значимости.

 

Поэтому память о собственных стрессовых состояниях субъекта, имеющая вид пятна значимости на фоновой картине отражаемого пространства, становится неотъемлемой частью объекта значимости, и воспринимается организмом, как свойство этого внешнего объекта, имеющего на этом этапе эволюции отражения вид пятна значимости, находящегося на фоновой картине состояний субъекта.

 

Таким образом, способность субъекта отражать отдаленный объект зарождается, как отражение факта изменения своего собственного состояния, вызванного восприятием на фоновой картине конкретного пятна значимости. При этом длительность процесса ожидания контакта с объектом значимости закладывает основы отражения организмом расстояния до воспринимаемого отдаленного объекта. Но на рассматриваемом этапе формирования воспринимающих структур субъекта отражение времени и расстояния могло происходить только в виде памяти его структур о характере смены их стрессового состояния. Такая связь в дальнейшем стала основой формирования способности субъекта к отражению расстояния до объекта значимости.

 

ПРОБЛЕМА ВЫДЕЛЕНИЯ ПЯТНА ЗНАЧИМОСТИ ИЗ ОБЩЕЙ КАРТИНЫ СТРЕССОВОГО СОСТОЯНИЯ СУБЪЕКТА

 

Процесс зарождения способности субъекта к отражению отдаленного массового объекта значимости мог происходить либо по варианту, когда сначала может сформироваться конкретный образ объекта значимости, который после своего формирования отрывается от общей картины состояния субъекта, или, наоборот, сначала формируется способность к отражению отдаленного объекта, и уже потом этот объект приобретает конкретный образ.

 

В поисках ответа будем исходить из того, что сначала произошло формирование способности к отражению своего комплексного состояния, в котором выделялись пятна различной значимости. При этом состояние каждого пятна определялось изменениями отражающих структур, вовлеченных в процесс реагирования на воздействие, вызванное появлением объекта значимости. При восприятии опасного объекта значимости в стрессовое состояние приходили все структуры, участвующие в реакции на воздействия со стороны этого опасного объекта. Поэтому при восприятии объекта опасности изменения, возникающие в состоянии субъекта, отражаются, как резкое стрессовое изменение его собственного состояния.

 

Но в процессе жизнедеятельности субъекта были и состояния, когда такого объекта опасности не было вблизи, но субъекту надо было обеспечивать себя энергией, то есть, питанием. Состояние голода, это тоже стресс. И в состоянии такого стресса в поисках пищи субъект постоянно встречался с массовыми объектами, являющимися преградой для его перемещения. Поэтому каждое препятствие требовало определенной реакции, что приводило к формированию в общей комплексной картине состояний субъекта пятна, соответствующего отражению каждого препятствия. Восприятие такого объекта не приводило к возбуждению всей картины стрессовых состояний субъекта, и в отражающих структурах субъекта формируются реакции, позволяющие избегать столкновения субъекта с этим препятствием.

 

Но в месте обитания субъекта могло быть много препятствий, и каждое препятствие требовало определенных реакций организма. В борьбе за выживание формируются органы чувств животного, позволяющие различать и преодолевать эти препятствия. В результате такой деятельности организма в общей комплексной картине состояний субъекта происходило обогащение каждого не опасного пятна значимости конкретными свойствами. И каждое такое пятно, воспринимаемое отражающими структурами субъекта, вызывало изменения конкретного комплекса состояний субъекта. И эти изменения состояний субъекта свидетельствовали о наличии во внешнем пространстве конкретного массового объекта.

 

При этом формирование образа воспринимаемого объекта сопровождалось соответствующими изменениями в отражающих структурах субъекта, обеспечивающих реакцию субъекта на появление этого объекта. То есть, восприятие каждого массового объекта сопровождалось изменением отражающих структур субъекта, что являлось фиксированием воспринимаемой ситуации в банке знаний субъекта. И все эти знания сохранялись в структурах субъекта, отражаясь им, как изменение его внутреннего состояния. Поэтому отражение субъектом внешнего отдаленного объекта основывается на способности субъекта отражать изменение своего энергетического состояния в результате воздействия со стороны внешней среды, а основой отражения объекта значимости является опыт восприятия массового объекта, представляющего возможную опасность для субъекта.

 

РОЛЬ КОНТАКТНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ОБРАЗА МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Информацией о существовании отдаленного объекта значимости является создаваемое им полевое состояние пространства, поэтому субъект находится под постоянным воздействием изменяющегося полевого состояния пространства. И эти изменения воздействуют на состояние его тонкого и астрального тела. То есть, комплексная картина состояний субъекта постоянно меняется. Сначала субъект за счет памяти, зафиксированной в его банке знаний, воспринимает приближающийся объекта значимости, как изменение своего комплексного состояния. При этом объект значимости отражается, как приближающееся стрессовое пятно на фоновой картине состояний субъекта. И это комплексное состояние резко меняется в момент непосредственного контакта объекта значимости с телом субъекта.

 

Если такое контактное воздействие не приносит гибели субъекту, то при повторении ситуации в его банке знаний формируется память об изменениях своих состояний перед моментом контактного воздействия. Если ситуация приближения объекта опасности повторялась, то сначала контактное воздействие вызывало максимальный стресс. Потом постепенно с повторением таких контактных воздействий происходило снижение уровня стрессового состояния, и постепенно такой объект переходит в состояние объекта малой стрессовой значимости, но память о состоянии субъекта в момент первого контакта сохраняется в его структурах.

 

Теперь при восприятии такого объекта значимости в структурах субъекта на основе памяти возникает общая комплексная «картина» стрессовых состояний, которая предшествовала моменту контактного воздействия. В зависимости от ситуации в этой памяти приоритет принадлежит либо восприятию такого объекта, как пятна значимости, принадлежащего фоновой картине, либо отражению своего стрессового состояния, вызванного памятью о моменте контактного воздействия. Память о стрессовом состоянии, пережитом в момент первого контактного воздействия, может возникнуть при повторении условий этого воздействия. В этом случае полевое состояние пространства может играть роль предвестника возможности стрессового контактного воздействия. То есть, такие изменения в состоянии вешнего пространства, воздействуя на отражающие структуры субъекта, являются для него, как бы, предупреждением о приближении опасности.

 

Опыт восприятия таких ситуаций приводит к тому, что изменения состояния субъекта, вызванные контактным воздействием, связываются в единое целое с комплексным состоянием, вызываемым появлением данного объекта значимости, как пятна состояния на комплексной фоновой картине состояний субъекта. Поскольку такая картина создается конкретным массовым объектом, то источник возникновения стрессового состояния субъекта приобретает на его комплексной картине состояний конкретное местоположение в виде пятна значимости. При изменении взаимного положения субъекта и отдаленного объекта опасности происходит изменение положения пятна значимости на картине состояний субъекта. При этом приближение объекта приводит к увеличению размера пятна значимости, а отдаление объекта сопровождается уменьшением размеров пятна значимости, что свидетельствует об изменении времени ожидания возможного контакта.

 

Мало того, если после контакта объект значимости начинает отдаляться от субъекта, то вместе с ним уменьшается и стрессовое состояние структур субъекта, и, как мы говорили выше, это стрессовое состояние начинает отражаться, как принадлежащее не субъекту, а отдаляющемуся объекту значимости. То есть, комплекс состояний, возникающей в отражающих структурах субъекта при восприятии данного объекта значимости, начинает принадлежать не субъекту, а источнику, вызвавшему этот комплекс. Однако на раннем уровне формирования образа объекта значимости воспринимаемый образ источника стрессового состояния пока еще остается частью общего комплексного состояния субъекта.

 

КОНТАКТНАЯ СТРЕССОВАЯ ОСНОВА ОТРАЖЕНИЯ ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ

 

Роль памяти о стрессовом состоянии при восприятии контактного воздействия со стороны кассового объекта

 

Выше мы много говорили о формировании филогенетического банка знаний субъекта, благодаря которому на известное воздействие организм знает правильный ответ. Но такой ответ происходит на неосознаваемом уровне. Мы также говорили об объекте значимости, восприятие которого вызывает адекватную реакцию субъекта. Возникает вопрос, как отдаленный массовый объект начинает отражаться субъектом, как обладающий конкретными свойствами.

 

Вновь обратимся к процессам отражения внешних объектов современным человеком. Вновь вспомним восприятие человеком гладкой полированной поверхности стола. Мы ее видим гладкой за счет памяти о возникающих у нас тактильных ощущениях, когда мы проводили рукой по поверхности стола. Это свидетельствует о том, что основой формирования конкретного образа объекта значимости является память наших отражающих структур о тех ощущениях, которые возникают в них в момент контактного восприятия объекта. При этом разные объекты значимости вызывают в отражающих структурах субъекта разные изменения его состояния, зависящие от знаний субъекта о данном объекте. Здесь можно вспомнить реакцию человека, идущего по городской улице, когда вдруг из-за угла прямо на него выбегает огромный пес.

 

При восприятии объекта опасности все структуры субъекта приходили в максимально стрессовое состояние, подобное резкому испугу современного человека. В таком состоянии субъект не способен отражать наличие каких-либо конкретных свойств у объекта опасности. Поэтому в момент восприятия такого объекта субъект отражает только свое внутреннее стрессовое состояние, то есть, такие «опасные» объекты значимости отражаются, как резкое изменение своего собственного состояния. Такое же замечание можно сделать относительно восприятия объектов питания голодным хищником, что также сопровождается достаточно сильными стрессовыми состояниями отражающих структур в момент охоты за объектом питания, и достижением комфорта после успешной охоты, который также отражается, как собственное состояние субъекта.

 

Основой такого восприятия является состояние отражающих структур субъекта на ранних стадиях филогенеза, когда отражающие структуры субъекта приходили в состояние первородного стресса в результате акта внезапного контакта с внешним массовым телом.

 

Но такой акт не всегда приводил к гибели субъекта. Если субъект избегал гибели, то при многократном повторении ситуации у него отрабатывалась способность при появлении в пространстве такого объекта стрессовой значимости определять уровень опасности. То есть, у субъекта появилась способность отражать источник состояния опасности, как конкретное пятно стрессовой значимости на общей комплексной картине его состояний, то есть, способность на неосознаваемом уровне отражать отдаленный массовый объект, находящийся во внешнем пространстве.

 

Если память о пережитом стрессовом состоянии зафиксирована в банке общевидовых знаний субъекта, то такой объект остается для субъекта носителем определенной значимости. Это определяется тем, что память о стрессовых изменениях в момент контакта с таким объектом сохранилась в банке знаний субъекта. Такая память позволяет организму избежать гибели при повторении ситуации. Но эта память связана и с памятью о ситуации, когда опасный объект отдаляется от субъекта, превращаясь в конкретное пятно на комплексной картине его состояний. Но, в отличие от других пятен фоновой картины, такой объект несет на себе память всех стрессовых изменений, происходящих в структурах субъекта и в момент контакта с этим объектом значимости и в момент его перемещения в пространстве. То есть, пятно состояний на фоновой картине, представляющее объект значимости, становится постоянным носителем памяти субъекта об изменении своего состояния, вызванного всем опытом восприятий этого объекта.

 

В таком же стрессовом состоянии могут оказаться структуры субъекта, если в пространстве его существования появляется новый движущийся объект. В этот момент на фоновой картине субъекта появляется новое пятно стрессовых состояний. Если появляется активно движущийся объект, в структурах субъекта возникает память о своем стрессовом состоянии, вызванном контактным воздействием, происходившим ранее в подобной ситуации. Ожидание субъектом предстоящего стрессового воздействия вызывает в его структурах фактические изменения, которые являются реакцией субъекта на ожидаемое воздействие.

 

Если контакта не происходит, опасный объект отдаляется, и вместе с ним уходит стрессовое состояние, возникшее в структурах субъекта. В банке знаний субъекта откладывается память и о стрессовом состоянии, и о реакции структур субъекта на это воздействие, и об условиях, которые привели к удалению объекта значимости, а, следовательно, к снятию стрессового напряжения. И эта память субъекта о своем состоянии в момент восприятия опасного объекта, имеющего вид конкретного пятна значимости на фоновой картине, позволяет субъекту избегать опасных ситуаций.

 

Зарождение образа воспринимаемого объекта

 

 ФОРМИРОВАНИЕ КОНКРЕТНОГО ОБРАЗА МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Более конкретный образ объекта значимости формируется при непосредственном контакте с ним воспринимающих органов субъекта.

 

Отражение субъектом массовых объектов внешнего мира основывается на изменении внутреннего состояния его отражающих структур в момент восприятия этого объекта. Как мы показали выше, восприятие опасных объектов значимости не способствовало развитию способности к отражению свойств воспринимаемого объекта. Этому мешало состояние стресса, когда вся энергия субъекта направляется на выход из стрессовой ситуации. Условия для возможности формирования конкретного образа воспринимаемого объекта стала способность субъекта к различению степени опасности при восприятии пятен значимости, представляющих массовые объекты во внешнем пространстве. Это позволяло субъекту правильно реагировать на такой объект при появлении его в пространстве.

 

Поэтому конкретный образ, наделенный различными свойствами, приобретают объекты, не вызывающие максимального стресса у субъекта. На ранних стадиях формирования образа отражаемого объекта это были препятствия для перемещения организма в пространстве. Как мы показали выше, на основе отражения препятствия сначала зародилась способность субъекта отражать состояние фоновой картины окружающего пространства, заполненного различными объектами, являющимися для субъекта массовыми препятствиями.

 

Именно восприятие таких объектов, вызывающих незначительное стрессовое состояние субъекта, привело к формированию конкретного образа объекта значимости. Как мы показали выше, сначала в объеме комплексной картины внутренних состояний субъекта начинает выделяться «пятно» состояний, возникающих при восприятии конкретного объекта значимости. В процессе жизнедеятельности субъекта такое пятно начинает обогащаться новыми состояниями структур субъекта, воспринимающих информацию, исходящую от этого объекта малой значимости. В комплексе такие состояния привели к формированию на фоновой картине конкретного пятна состояний субъекта, характеризующего момент восприятия данного конкретного объекта малой значимости.

 

При появлении в пространстве массового объекта малой значимости происходят изменения состояния полевой материи пространства, следовательно, и соответствующие изменения в состоянии отражающих структур субъекта. На основе этих изменений в отражающих структурах субъекта формируется образ воспринимаемого объекта значимости в виде изолированного пятна состояний, имеющего конкретное положение на фоновой картине внешнего пространства. Сначала этот образ представляет собой некое аморфное пятно значимости. С усложнением отражающих структур субъекта это аморфное пятно значимости начинает приобретать размер, затем некую размытую форму, постепенно превращаясь во все более конкретный образ воспринимаемого объекта.

 

Дальнейшая эволюция отражающих структур организма шла, с одной стороны, по пути усложнения воспринимающих структур, улавливающих смену состояния поля, создаваемого внешним массовым объектом значимости. Более конкретный образ объекта значимости формируется при непосредственном контакте с ним воспринимающих органов субъекта, благодаря чему воспринимаемый в момент контакта объект приобретает все более конкретную пространственную форму и качественную характеристику своей поверхности. При этом огромную роль играли процессы взаимодействия материнского организма с потомством: выкармливание молодняка, обучение их навыками существования во внешнем пространстве.

 

Поскольку воспринимаемый образ такого объекта значимости является результатом состояний отражающих структур субъекта, то его обогащение происходило вместе с формированием и совершенствованием отражающих структур самого субъекта. На Земле в процессе жизнедеятельности организма начинают формироваться органы чувств. В этом случае структурами, воспринимающими информацию о существовании отдаленного объекта значимости, становились структуры, обеспечивающие формирование органов чувств, то есть, зарождение обоняния, слуха и зрения. Для хищника жертва приобретает запах, объект питания приобретает вкус.

В то же время, отметим, что не все свойства воспринимаемых объектов отражаются субъектом. Содержание пятна состояний при восприятии объекта зависит от степени развития органов чувств животного. Одни животные обладают развитым зрением, у других в большей степени развито обоняние. Поэтому в отражающих структурах субъекта формируется свой образ объекта значимости, который обогащался в процессе усложнения организма. При этом конкретный образ значимости зависит от условий, в которых происходило формирование этого образа в отражающих структурах субъекта.

 

Так, например, для организмов, существующих в водной среде, имело значение зрение, позволяющее выделять и оплывать объекты, являющиеся препятствием для перемещения субъекта. В случае неживых препятствий субъект мог улавливать колебания воды, вызванные своими собственными движениями. Такие волны, сталкиваясь с препятствием, порождали ответную волну, которая и улавливалась субъектом, предупреждая его о приближении препятствия. Способность к улавливанию колебаний среды способствовало и развитию слуха.  С развитием слуха мир наполняется объектами, издающими звуки.

 

В процессе жизнедеятельности субъекта постепенно формируется достаточно конкретный образ объекта значимости, но сначала этот образ пока еще выражен через собственные состояния субъекта, то есть, воспринимаемый объект нейтральной значимости пока еще не отражается, как находящийся во внешнем пространстве на расстоянии от субъекта.

 

 ФОРМИРОВАНИЕ КОНТАКТНОГО ОБРАЗА ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ

 

Состояние субъекта, как носитель свойств отдаленного массового объекта

 

Рассмотрим, как мог происходить процесс формирования конкретного образа отдаленного массового объекта. Способность субъекта к различению степени опасности при восприятии пятен значимости, представляющих массовые объекты во внешнем пространстве, создала условия для возможности формирования конкретного образа воспринимаемого массового объекта. Основой этого процесса стала способность субъекта различать на фоновой картине объекты разной стрессовой значимости, что позволяло субъекту правильно реагировать на появление в пространстве таких объектов, и, в частности, избегать стрессового контакта с ними.

 

В этом случае ожидаемого контактного воздействия не происходит, и объект начинает отдаляться от субъекта. Это приводит к снижению уровня стрессовой напряженности в отражающих структурах субъекта, в которых формируется память об увеличении времени ожидания возможного стрессового контактного воздействия со стороны воспринимаемого объекта. В памяти субъекта, закрепленной в состоянии его отражающих структур, устанавливается связь между воспринимаемым отдаляющимся образом объекта значимости и увеличением времени до ожидаемого стрессового контактного воздействия. При этом длительность процесса ожидания контакта с объектом значимости закладывает основы возможности отражения организмом расстояния до воспринимаемого отдаленного объекта. Но на рассматриваемом этапе формирования воспринимающих структур субъекта отражение времени и расстояния могло происходить только на неосознаваемом уровне в виде памяти его структур о длительности смены их стрессового состояния.

 

В процессе жизнедеятельности субъекта при повторение таких процессов восприятия одного конкретного объекта появляется способность субъекта к выделению на фоне общей картине своих состояний отдельного конкретного «пятна значимости», определяемого информацией, приходящей на отражающие структуры субъекта от этого объекта. Поскольку такая картина создается конкретным массовым объектом, то источник возникновения стрессового состояния субъекта приобретает на его комплексной картине состояний конкретное местоположение в виде конкретного пятна значимости. И это пятно значимости, как представитель отдаленного объекта на картине состояний субъекта, приобретает некоторый образ, пока выраженный в комплексе конкретных изменений состоянии субъекта в момент восприятия этого объекта. Эти состояния возникают вместе с появлением пятна значимости на фоновой картине состояний субъекта.

 

Отметим, что, говоря об образе пятна значимости, мы имеем в виду состояния субъекта, вызванные появлением на фоновой картине изолированного источника этих состояний субъекта. И только значительно позже в филогенезе появляется у человека способность к осознанному восприятию отдаленного массового объекта в виде понятного нам его образа.

 

рассматриваемый период филогенеза с усложнением отражающих структур субъекта воспринимаемое аморфное пятно значимости начинает приобретать сначала размер, затем некую размытую форму, постепенно превращаясь во все более конкретный образ воспринимаемого объекта. Приближение объекта значимости субъект сначала воспринимает, как изменение своего комплексного состояния. И это комплексное состояние резко меняется в момент непосредственного контакта объекта значимости с телом субъекта. В результате контакта с объектом значимости организм переходит в состояние стресса или комфорта. И этот момент связывается с предшествующим комплексным состоянием в единое целое, зафиксированное в банке знаний субъекта. То есть, в рассматриваемый период филогенеза опыт восприятия одного такого конкретного объекта приводит к тому, что изменения состояния субъекта, вызванные контактным воздействием, связываются в единое целое с комплексным состоянием, вызываемым появлением данного объекта, как пятна состояния на комплексной фоновой картине состояний субъекта.

 

При отдалении такого объекта вместе с ним уменьшается и стрессовое состояние структур субъекта, и, как мы говорили выше, это стрессовое состояние начинает отражаться, как принадлежащее не субъекту, а отдаляющемуся объекту значимости. То есть, комплекс состояний, возникающий в отражающих структурах субъекта при восприятии данного объекта значимости, начинает принадлежать не субъекту, а источнику, вызвавшему этот комплекс состояний.

 

Сначала таким источником изменения состояния субъекта становится пятно значимости, имеющее вид изолированной зоны фоновой комплексной картины состояний субъекта. При частых появлениях такого объекта на фоновой картине состояний субъекта выделенное конкретное «пятно» значимости начинает «набирать» на себя все изменения во внутреннем состоянии субъекта, вызванные появлением этого объекта значимости, и поэтому становится носителем этих состояний. То есть, возникающие в структурах субъекта состояния при восприятии такого объекта значимости являются для субъекта не только информацией о появлении данного объекта, а являются сведениями о свойствах этого объекта, влияющих на состояние отражающих структур субъекта.

 

В результате весь комплекс состояний, вызванных восприятием объекта значимости, становится принадлежностью этого пятна значимости. Однако на этом этапе эволюции отражения воспринимаемый образ источника стрессового состояния остается частью общего комплексного состояния субъекта. То есть, появление такого объекта приводит отражающие структуры субъекта в состояние ожидания стрессового воздействия. Если контактного воздействия не происходит, то при частых восприятиях такого объекта появление на комплексной фоновой картине такого пятна значимости начинает отражаться субъектом, не как изменение своего внутреннего состояния, а как изменение фоновой картины в конкретном месте ее пространства.

 

Теперь появление такого объекта значимости приводит отражающие структуры субъекта в состояние ожидания стрессового воздействия, но уже изменяющего не состояние фоновой картины, а изменяющего состояние самого субъекта. Такое изменение комплексной картины состояния самого субъекта является для него сигналом к соответствующей реакции или к смене поведения в зависимости от характера значимости воспринимаемого объекта.

 

Позже, благодаря развитию контактных органов восприятия, такие объекты, сохраняя свою стрессовую значимость для субъекта, отражаются им, как обладающие конкретной пространственной формой, воспринимаемой, например, в момент прикосновения к объекту. Эта пространственная форма становится для субъекта признаком объекта значимости.  Стрессовая память о таком воздействии, приобретая вид «контактного» образа объекта значимости, закрепляется в банке онтогенетических знаний субъекта. Теперь появление отдаленного объекта значимости, как и прежде, вызывает в отражающих структурах субъекта филогенетически древнюю общую комплексную «картину» стрессовых состояний, но эта картина становится информацией об ожидаемом стрессовом воздействии, имеющем вид конкретного «контактного» образа объекта значимости.

 

В результате этого память о собственных стрессовых состояниях субъекта, имеющая вид контактного образа, становится неотъемлемой частью объекта значимости и воспринимается организмом, как свойство этого внешнего объекта. Отметим, что именно восприятие объекта значимости, находящегося во внешнем пространстве, в виде конкретного образа явилось одним из условия зарождения сознания.

 

РОЛЬ ЗРЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ КОНКРЕТНОГО ОБРАЗА ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ

 

Несомненно, что для нашего предка основным источником информации об отдаленном объекте значимости стало зрение. Особенностью зрительной информации является ее максимальная конкретность, поскольку структура сетчатки глаза человека позволяет воспринимать информацию в виде комплекса точечных воздействий, каждый из которых является актом передачи кванта действия. Поэтому основой формирования образа объекта значимости является конкретная информация, распространяемая фотонами.

 

Именно конкретность момента восприятия объекта значимости, обеспечиваемая фотоном, распространяющимся через основное информационное пространство, то есть, через пространство событий, стала основой формирования сознания. При этом точность и конкретность зрительного образа обеспечивается тем, что он строится на основе «чистой» информации, передаваемой только через основное информационное пространство, которое в каждый момент времени имеет вид трехмерной сферической оболочки, толщина которой не превышает размера мини виртуальной частицы допланковского мира. Поэтому передаваемая информация в малой степени зависит от плотности материи физического вакуума Вселенной. Именно эта конкретность информации в момент восприятия объекта значимости, обеспечиваемая фотоном, стала основой зарождения сознания.

 

Эта «чистота» зрительного образа воспринимаемого объекта является результатом длительного процесса формирования отражающих структур человека в филогенезе. Дело в том, что на отражающие структуры субъекта каждое мгновение поступает огромное количество информации, и только опыт восприятия и оперирования с массовым предметом позволяет субъекту из этого моря не всегда нужной информации выделять именно ту, которая помогла ему выжить. И такой информацией явилось состояние основного информационного пространства, заполненного фотонами, обеспечившими формирование конкретного зрительного образа предмета значимости. И именно состояние пространства событий позволяет нам отражать наличие во Вселенной отдаленных изолированных массовых объектов в виде конкретных образов. Именно эта способность нервной деятельности человека явилась основой его осознанного отражения действительности.

 

Эта «чистота» зрительного образа обеспечивается и тем, что мозг человека, как комплексная система его отражающих структур, подавляет «помехи», вызванные поступлением информации по другим каналам. Способность субъекта к такому отражению складывалась в течение всего существования Вселенной. В комплексе развитие всех видов чувствительности, присущих человеку, позволило нашему предку воспринимать отдаленный источник стрессового воздействия в виде конкретного объекта, приносящего пользу или вред организму. Это, прежде всего, обеспечило выживание организма в стрессовых условиях, а, следовательно, и возможность дальнейшего усложнения его отражающих структур.  Каждое новое полезное приобретение воспринимающей системы нашего предка закреплялось в его отражающих структурах, фиксировалось в молекуле наследственности и передавалось дочернему организму.

 

Таким образом, одним из условия зарождения сознания явилась способность субъекта к отражению конкретного образа объекта значимости, находящегося во внешнем пространстве. Такая способность субъекта формировалась в онтогенезе, то есть, в результате успешного опыта жизнедеятельности субъекта во внешнем мире. Но приобретенный опыт должен закрепляться в структурах субъекта и передаваться следующим поколениям. Поэтому важным условием успешного филогенеза являлся процесс усложнения отражающих структур субъекта в онтогенезе и формирование структур, обеспечивающих передачу накопленного опыта дочернему организму.

  

 ПЕРЕНОС СОСТОЯНИЯ СУБЪЕКТА НА ВОСПРИНИМАЕМЫЙ ОБРАЗ ПЯТНА ЗНАЧИМОСТИ

 

Зарождение способности субъекта к переносу собственного состояния на пятно значимости фоновой картины

 

Попытаемся представить, как в филогенезе могло произойти зарождение способности субъекта к переносу своего стрессового состояния на отдаленный объект значимости. Назовем условно такой объект объектом опасности. Начнем с того, что основой такой способности является отражение субъектом акта неожиданного контакта с неизвестным объектом. Как мы показали выше, в такой момент все структуры субъекта приходят в состояние максимального возбуждения, поэтому объект отражается, как резкое изменение собственного состояния субъекта. Если такой контакт не принес гибели субъекту, то в банке знаний субъекта сохранена память о приближении объекта и о состояниях, которые возникают в структурах субъекта при восприятии такого объекта. При частых повторениях таких контактов в банке знаний субъекта сохраняется память и о состоянии внешнего пространства, предшествующего этому контакту, и о самом моменте контакта.

 

Как мы показали выше, восприятие такого объекта сначала имело вид пятна значимости на фоновой картине состояний субъекта. Опыт восприятия такого объекта позволяет субъекту отражать его, как источник своего стрессового состояния, в виде пятна значимости, расположенного на фоновой картине в конкретном месте. Движение такого объекта в пространстве отражается субъектом, как перемещение на фоновой картине источника стрессового состояния.

 

То есть, состояние самого субъекта начинает связываться не с телом субъекта, а с местом существования источника стрессового состояния. Максимальное стрессовое состояние появляется у субъекта в момент минимального расстояния между ним и объектом опасности. Если после этого объект начинает отдаляться от субъекта, то вместе с увеличение расстояния снижается уровень стресса в структурах субъекта. То есть, отдаляясь, объект опасности, как бы, уносит с собой состояние стресса. При этом стрессовое состояние самого субъекта начинает принадлежать не субъекту, а перемещающемуся пятну значимости.

 

Таким образом, опыт восприятия пятна значимости формирует у субъекта знание о том, что движение такого пятна на фоновой картине состояний субъекта не всегда заканчивается стрессовым воздействием. Поскольку возникающая при этом в структурах субъекта «картина» стрессовых состояний только предшествует самому моменту контактного воздействия, она начинает восприниматься не как сам акт воздействия, а как ожидание контактного воздействия, память о котором сохранена в структурах субъекта.

 

То есть, такая картина состояний, связанная с ее источником в виде пятна значимости, является носителем памяти субъекта о своем состоянии в момент контакта с данным конкретным объектом. Можно сказать, что воспринимаемое субъектом на фоновой картине пятно значимости, возникающее при восприятии отдаленного объекта, становится носителем состояний субъекта, вызванных присутствием в пространстве этого объекта значимости.

 

Отметим, что зарождение способности субъекта к отражению отдаленного массового объекта в виде конкретного образа еще не означает зарождения у него осознанного восприятия этого объекта. То есть, в филогенезе нашего предка был период, когда в воспринимающих структурах субъекта отдаленный объект отражался, как неотъемлемая часть общей фоновой картины состояний субъекта, но этот объект имел конкретный образ, выраженный в состояниях отражающих структур субъекта в момент его контакта с этим объектом. И этот конкретный образ принадлежал конкретному пятну значимости, способному перемещаться на фоновой картине состояний субъекта.

 

Отметим, что такое отражение внешнего мира происходит на неосознаваемом уровне, поскольку мы полагаем, что обязательным условием зарождения сознания является способность субъекта отражать свое собственное существование, как изолированного объекта в пустом пространстве.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ К ОТРАЖЕНИЮ ИСТОЧНИКА ВОЗДЕЙСТВИЯ, КАК ОБЪЕКТА, НАХОДЯЩЕГОСЯ ВО ВНЕШНЕМ ПРОСТРАНСТВЕ.

 

Процесс усложнения материи обеспечивался тем, что массовые объекты Вселенной всегда находятся в постоянно изменяющемся пространстве, воздействующем на отражающие структуры субъекта, и тем, что каждый массовый объект обладал и обладает способностью отвечать определенной реакцией на изменения своего энергетического состояния, вызванные каждым таким актом стрессового воздействия. В процессе жизнедеятельности организмы приобретали опыт выживания во внешнем мире, и этот опыт фиксировался в банке общевидовых знаний субъекта.

 

Основой знаний субъекта о степени опасности каждой ситуации является сохраненная в его банке знаний память о максимальных стрессовых изменениях, происходивших в его структурах в момент контактного воздействия, и о состоянии внешнего пространства, являющегося предвестниками возможности такого контакта. Но, как мы говорили выше, эволюция живых организмов обеспечивалась тем, что в стрессовой ситуации организмы находили верные реакции, позволявшие им выжить.

 

Выше мы рассмотрели, как в процессе жизнедеятельности субъекта начинает формироваться его способность к выделению на фоне общей картине своих состояний отдельного конкретного «пятна значимости», определяемого информацией, приходящей на отражающие структуры субъекта от конкретного отдаленного объекта. Максимально стрессовое состояние отражающих структур субъекта вызывал акт внезапного контакта с таким массовым телом. Если такое стрессовое воздействие не приводило к гибели субъекта, то с повторением таких контактных воздействий постепенно происходило снижение уровня стрессового состояния, и постепенно такой объект переходит в состояние объекта малой стрессовой значимости. Но память об изменении состояния субъекта в момент первого максимально стрессового контакта сохраняется в структурах субъекта. И эти изменения состояния субъекта, вызванные контактным воздействием, связываются в единое целое с комплексным состоянием, вызываемым появлением на комплексной картине состояний субъекта данного объекта в виде пятна значимости.

 

Такое же состояние отражающих структур субъекта возникает и в случае, когда в пространстве появляется неизвестный объект, который создает такую же картину приближения момента контакта, которая сохранена в памяти субъекта на основе предшествующего опыта. В этот момент на фоновой картине субъекта появляется новое пятно состояний, то есть, новое пятно значимости. Если появляется активно движущийся объект, то на основе памяти банка знаний субъекта об опасности в подобных ситуациях такой объект приводит структуры субъекта в стрессовое состояние. В этот момент в структурах субъекта возникает память о стрессе, вызванном контактным воздействием в подобной ситуации. Ожидание субъектом предстоящего контактного воздействия вызывает фактические стрессовые изменения в структурах субъекта.

 

При перемещении или отдалении стрессового объекта вместе с ним на картине собственных состояний субъекта перемещается и пятно значимости. Такое пятно значимости, представляя на картине состояний субъекта конкретный отдаленный объект, становится постоянным носителем определенных состояний субъекта. То есть, субъект эти изменения своего состояния начинает относить не к себе, а к пятну значимости, представляющему на картине его состояний этот отдаленный объект, как бы, наделяя его своим состоянием. Теперь это пятно значимости и изменения его состояния являются для субъекта информацией о приближении опасности. Поэтому в момент восприятия воздействия, вызванного изменением состояния полевой материи внешнего пространства, субъект отражает источник этого воздействия, как объект, не являющийся состоянием самого субъекта, а как объект, находящийся во внешнем пространстве.

 

Именно эта способность субъекта переносить свое внутреннее состояние на пятно значимости, а, фактически, на воспринимаемый объект, представленный в виде пятна значимости на фоновой картине, позволяет субъекту избегать опасных ситуаций. Так и современный человек разумный отражает свойство внешнего объекта, как принадлежащего внешнему объекту, а не как изменение своего собственного состояния, вызванное восприятием этого объекта. Добавим, что отражение конкретного образа отдаленного объекта нашим предком формировалось вместе с развитием зрительной рецепции, которая и позволила человеку в дальнейшем осознанно отражать существование внешнего пространства.

 

ИСТОКИ ЗАРОЖДЕНИЯ СУБЪЕКТИВНОГО ОТРАЖЕНИЯ ОТДАЛЕННОГО ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ

 

Мы видим мир таким, каким воспринимают его наши отражающие структуры, переходя в момент воздействия в стрессовое состояние.

 

Основой сознания является способность субъекта отражать отдаленные массовые объекты, как находящиеся во внешнем пространстве. Поэтому нас интересует, как происходило зарождение способности субъекта к отражению отдаленного объекта. Процесс отражения внешнего отдаленного объекта значимости начался с момента проявления Вселенной в планковском мире, когда стали возможны акты передачи квантов действия. Но мы можем создавать некие модели начала этого процесса. Зато мы более или менее знаем, как происходит зарождение сознания в онтогенезе современного человека. И мы знаем о законе рекапитуляции, согласно которому каждое новое приобретение в процессе отражения внешнего мира в онтогенезе ребенка происходит подобно тому, как это происходило в филогенезе. Поэтому, прежде чем перейти к рассмотрению формирования способности к отражению внешнего объекта в филогенезе, обратимся к процессам, происходящим в онтогенезе современного ребенка. И при этом не будем забывать о рекапитуляции и о повторении в раннем онтогенезе ребенка древних процессов отражения субъектом состояния материи Вселенной.

 

Процесс формирования структур, отвечающих за осознание человеком внешнего пространства, происходил вместе с усложнением материи Вселенной, начиная с момента ее проявления в планковском мире. Основой филогенетической памяти является стрессовое состояние отражающих структур организма, формирование которых происходит в перинатальный период жизни человека. Поэтому человек рождается с полной памятью обо всех стрессовых состояниях, зафиксированных и сохраненных в его банке общевидовых знаний. Именно эти знания, начиная, например, с хватательного рефлекса, обеспечивают включение всех сформированных структур в функционирование. И уже в процессе этого функционирования, построенного на основе древних филогенетических знаний о стрессовых состояниях, начинается процесс формирования осознанного восприятия пространства.

 

Процесс вживания в новые условия существования происходит на основе памяти о стрессовых состояниях структур, сформированных в филогенезе. Но ребенок попадает в иные условия, отличные от условий, окружавших его древнего предка. Органы чувств человека позволяют ему достаточно быстро определить место нахождения источника стрессового воздействия. Комплексная картина стрессовых состояний, возникающая в отражающих структурах ребенка при восприятии отдаленного источника воздействия, как бы, переносится на этот источник и становится его свойством, его значимостью для субъекта.

 

Фактически, все воспринимаемые нами объекты наделены нашими собственными состояниями и ощущениями, возникающими при восприятии этого объекта. То есть, все, что мы видим, является результатом наших собственных состояний. Мы видим мир таким, каким воспринимают его наши отражающие структуры, переходя в момент воздействия в стрессовое состояние.  Здесь можно вспомнить известную поговорку: «У страха глаза велики», что свидетельствует о моменте возникновения в отражающих структурах максимального стрессового состояния. Такое восприятие внешнего отдаленного источника возбуждения, как бы, снимает возникающее в структурах человека стрессовое состояния и переносит его на источник, находящийся вне субъекта. То есть, мы, рассматривая проблему отражения внешнего мира, под значимостью для субъекта понимаем оценку субъектом воспринимаемого объекта внешнего мира, выраженную через его собственное состояние.

 

В комплексе все состояния человека, вызванные восприятием отдаленного источника и перенесенные на воспринимаемый отдаленный объект, создают в нашем сознании образ воспринимаемого объекта. То есть, когда мы смотрим на любой предмет в комнате, мы должны понимать, что видим свое собственное состояние. Мало того, человек может воспринимать только то, что является или было его состоянием. То, что принадлежит объекту, но не вызывает изменений в состоянии отражающих структур человека, ему воспринимать не дано. Тогда можно сказать, что мир существует вне меня, но образ мира, в котором я существую, создается мною, поскольку воспринимается только через внутреннее состояние моих собственных отражающих структур.

 

Поэтому образ воспринимаемого каждым человеком внешнего мира индивидуален и зависит от комплексных стрессовых состояний, возникающих в его отражающих структурах в результате внешнего воздействия. Можно сказать, что у каждого человека воспринимаемый внешний мир имеет свою индивидуальную стрессовую окраску. Можно думать, что субъективность восприятия внешнего мира в большей степени зависит от онтогенетического опыта, поскольку именно в процессе жизнедеятельности происходит перенос филогенетической стрессовой памяти на воспринимаемые объекты окружающего нас внешнего мира. Поэтому каждый человек воспринимает мир таким, каким воздействиям подвержены его отражающие структуры в момент восприятия стрессовой ситуации.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ К ПЕРЕНОСУ СОБСТВЕННОГО СОСТОЯНИЯ НА ВНЕШНИЙ ОБЪЕКТ ЗНАЧИМОСТИ

 

Одним из условий зарождения сознания явилась способность субъекта к отражению конкретного образа объекта значимости, находящегося во внешнем пространстве. То есть, наш предок приобрел способность воспринимать массовый объект, являющийся носителем его собственного стрессового состояния, как отдаленный. И нас интересует, как в филогенезе при неожиданном стрессовом воздействии у субъекта сформировалась способность отражать факт резкого изменения своего состояния, как результат воздействия со стороны отдаленного массового объекта, находящегося во внешнем пространстве. И нас интересует, как произошел отрыв объекта значимости от общей картины стрессового состояния субъекта. Попытаемся представить, какие условия могли способствовать появлению способности субъекта к отражению отдаленного объекта значимости, и как такой объект, отражаемый субъектом, как пятно его состояний, начинает восприниматься, как существующий вне субъекта.

 

Такая способность субъекта формировалась в онтогенезе, то есть, в результате успешного опыта его существования во внешнем мире, когда правильная реакция субъекта позволяла ему избежать гибели при встрече с опасным объектом, являющимся для него источником стрессового предгибельного состояния. В дальнейшем в момент появление в пространстве такого опасного объекта в отражающих структурах субъекта возникает память о моменте его контакта с источником этого состояния. Эта память связана воедино с памятью о моменте первого появления этого опасного объекта на комплексной фоновой картине состояний субъекта, поэтому субъект отражает источник своего стрессового состояния, как пятно значимости, находящееся в конкретном месте фоновой картины.

 

Возникающее в структурах субъекта состояние является для субъекта информацией о том, что данное воспринимаемое на фоновой картине пятно значимости является носителем памяти об опасном контактном воздействии. Появление опасного объекта приводит отражающие структуры субъекта в состояние ожидания стрессового воздействия, которое может последовать при определенном характере изменения фоновой картины, вызванном приближением данного опасного объекта к телу субъекта.

 

Такое изменение комплексной картины состояния самого субъекта является для него сигналом к соответствующей реакции или смене поведения в зависимости от характера значимости воспринимаемого объекта. В результате правильно выбранной реакции опасный объект значимости начинает отдаляться от субъекта, и вместе с ним уходит стрессовое состояние, возникшее в структурах субъекта. Оно, как бы, уносится вместе с отдаляющимся объектом стрессовой значимости. То есть, комплекс состояний, возникающий  в отражающих структурах субъекта при восприятии данного объекта значимости, начинает принадлежать не только субъекту, но и источнику, вызвавшему этот комплекс.

 

Мало того, если ожидание опасного контакта достигает предельного уровня стресса, но опасный объект значимости начинает отдаляться от субъекта, то вместе с ним уменьшается и стрессовое состояние структур субъекта, и это стрессовое состояние начинает отражаться, как принадлежащее не субъекту, а, как принадлежащее отдаляющемуся объекту значимости. То есть, пятно значимости становится, как бы, носителем комплекса состояний субъекта. Поэтому, отдаляясь, пятно значимости уносит с собой это комплексное состояние субъекта. В результате опыта восприятия таких ситуаций субъект начинает изменения своего состояния, вызванные появлением такого объекта, относить к объекту, находящемуся вне субъекта, как бы, наделяя его своим состоянием. То есть, стрессовый образ объекта значимости, как бы, отрывается от воспринимающих структур субъекта и становится свойством самого отдаленного объекта, представленного на фоновой картине состояний субъекта в виде конкретного пятна значимости.

 

Теперь это пятно значимости и изменения его состояния являются для субъекта информацией о приближении опасности. Поэтому именно эта способность субъекта переносить свое внутреннее состояние на воспринимаемый объект, имеющий вид пятна значимости на фоновой картине, позволяет субъекту избегать опасных ситуаций. Так и современный человек разумный отражает свойство внешнего объекта, как принадлежащего внешнему объекту, а не как изменение своего состояния, вызванное восприятием этого объекта. Однако на раннем уровне формирования образа объекта значимости воспринимаемый образ источника стрессового состояния вместе со всей фоновой картиной оставался частью общего комплексного состояния субъекта.