Пятно значимости на фоновой картине

 

ПЯТНО ЗНАЧИМОСТИ, КАК НОСИТЕЛЬ СОСТОЯНИЯ СУБЪЕКТА

 

Зарождение способности субъекта к отражению массового объекта в виде пятна значимости на фоновой картине. Каждое такое пятно значимости становится носителем конкретного комплекса состояний субъекта.

 

Основой знаний субъекта об объекте значимости является зафиксированная в его банке знаний память о стрессовом характере момента контактного воздействия со стороны опасного объекта значимости. Если такой контакт не принес гибели субъекта, и субъект нашел верную реакцию, позволяющую избегать такого воздействия, то в его банке знаний сохранена память о предгибельном стрессовом характере данного воздействия. Субъект при появлении такого опасного объекта осуществляет нужную реакцию, предотвращающую контактное воздействие.

 

В этом случае память о стрессовом контакте сохранена, но она уже не носит характера максимального стресса. Но в памяти субъекта осталась комплексная картина состояний субъекта, возникающих при появлении такого объекта значимости. И это комплексное состояние меняется в зависимости от характера передвижения объекта значимости на фоновой картине состояний субъекта. Хотя в структурах, то есть, в банке знаний субъекта сохранена память о предгибельном воздействии, но такие перемещения опасного объекта зачастую не вызывают стрессового состояния субъекта. При этом при восприятии этих передвижений в структурах субъекта сохраняется связь изменения собственных состояний с изменением положения пятна значимости на фоновой картине.

 

Еще раз напомним, что основой такого отражения является память о предгибельном «ударе», вызвавшем максимальный стресс субъекта. Теперь опасный объект появляется, но за этим не следует ни удара, ни максимального стресса, осталась память. И эта память принадлежит не субъекту, а объекту, как предвестнику того удара. В процессе жизнедеятельности субъекта при приближении и отдалении опасного объекта эта память то приближается, то отдаляется. Эта память уже, как бы, не принадлежит субъекта, а принадлежит приближающемуся и отдаляющемуся пятну значимости. Это позволяет субъекту воспринимать такой объект, как изолированное от остальной картины пятно значимости. И это пятно становится носителем состояний субъекта, но это состояние уже не носит стрессового характера. Это позволяет субъекту определять место положения пятна значимости на фоновой картине.

 

Таким образом, следующим шагом в эволюции субъекта явилась способность субъекта к выделению из картины своего общего состояния изолированной области, отражающей объект значимости. То есть каждая такая область, отражающая массовый объект, находящийся в пространстве на расстоянии от субъекта, приобретает свою индивидуальную «окраску», выраженную в состоянии отражающих структур субъекта. Благодаря этому, у субъекта появляется способность различать на фоновой картине собственных состояний разные области, каждая из которых определяется состояниями субъекта, вызванными восприятием каждого отдельного объекта значимости.

 

Таким образом, мы полагаем, что у субъекта сначала появилась способность к отражению внешнего пространства, как собственного состояния, в котором одновременно выделяются элементы с разной степенью «возбуждения» отражающих структур, отвечающих за восприятие разных объектов значимости для субъекта. То есть, общая картина состояния субъекта, как бы, наполняется отдельными «пятнами» различной значимости.

 

Каждое такое пятно значимости, жестко связанное с конкретным собственным состоянием субъекта, становится носителем конкретного комплекса состояний субъекта. То есть, каждый воспринимаемый объект значимости, находящийся во внешнем пространстве, отражается субъектом, как изменения своего собственного состояния, и эти изменения жестко связаны с источником этих состояний, имеющим определенную локализацию на внутренней поверхности свода капсулы состояний субъекта. То есть, при появлении во внешнем пространстве объекта значимости происходит изменение внутреннего состояния субъекта, и источник этих состояний отражается субъектом в виде конкретного пятна значимости на комплексной картине его состояний.

 

Каждое такое пятно значимости формировалось в филогенезе за счет того, что в банке знаний субъекта сохранена памяти об опыте стрессового контактного воздействия со стороны этого объекта значимости. Поэтому состояние, возникающее в структурах субъекта в момент появления во внешнем пространстве объекта значимости, является носителем всех знаний субъекта о воспринимаемом отдаленном данном объекте. Поскольку эти состояния возникают в виде пятна значимости на комплексной фоновой картине состояний субъекта, то можно сказать, что вся память, все знания субъекта об отдаленном объекте, как бы, сосредоточены в этом пятне значимости.

 

Поэтому память о собственных стрессовых состояниях субъекта, имеющая вид пятна значимости на фоновой картине отражаемого пространства, становится неотъемлемой частью объекта значимости, и воспринимается организмом, как свойство этого внешнего объекта, имеющего на этом этапе эволюции отражения вид пятна значимости, находящегося на фоновой картине состояний субъекта.

 

Таким образом, способность субъекта отражать отдаленный объект зарождается, как отражение факта изменения своего собственного состояния, вызванного восприятием на фоновой картине конкретного пятна значимости. При этом длительность процесса ожидания контакта с объектом значимости закладывает основы отражения организмом расстояния до воспринимаемого отдаленного объекта. Но на рассматриваемом этапе формирования воспринимающих структур субъекта отражение времени и расстояния могло происходить только в виде памяти его структур о характере смены их стрессового состояния. Такая связь в дальнейшем стала основой формирования способности субъекта к отражению расстояния до объекта значимости.

 

ПРОБЛЕМА ВЫДЕЛЕНИЯ ПЯТНА ЗНАЧИМОСТИ ИЗ ОБЩЕЙ КАРТИНЫ СТРЕССОВОГО СОСТОЯНИЯ СУБЪЕКТА

 

Процесс зарождения способности субъекта к отражению отдаленного массового объекта значимости мог происходить либо по варианту, когда сначала может сформироваться конкретный образ объекта значимости, который после своего формирования отрывается от общей картины состояния субъекта, или, наоборот, сначала формируется способность к отражению отдаленного объекта, и уже потом этот объект приобретает конкретный образ.

 

В поисках ответа будем исходить из того, что сначала произошло формирование способности к отражению своего комплексного состояния, в котором выделялись пятна различной значимости. При этом состояние каждого пятна определялось изменениями отражающих структур, вовлеченных в процесс реагирования на воздействие, вызванное появлением объекта значимости. При восприятии опасного объекта значимости в стрессовое состояние приходили все структуры, участвующие в реакции на воздействия со стороны этого опасного объекта. Поэтому при восприятии объекта опасности изменения, возникающие в состоянии субъекта, отражаются, как резкое стрессовое изменение его собственного состояния.

 

Но в процессе жизнедеятельности субъекта были и состояния, когда такого объекта опасности не было вблизи, но субъекту надо было обеспечивать себя энергией, то есть, питанием. Состояние голода, это тоже стресс. И в состоянии такого стресса в поисках пищи субъект постоянно встречался с массовыми объектами, являющимися преградой для его перемещения. Поэтому каждое препятствие требовало определенной реакции, что приводило к формированию в общей комплексной картине состояний субъекта пятна, соответствующего отражению каждого препятствия. Восприятие такого объекта не приводило к возбуждению всей картины стрессовых состояний субъекта, и в отражающих структурах субъекта формируются реакции, позволяющие избегать столкновения субъекта с этим препятствием.

 

Но в месте обитания субъекта могло быть много препятствий, и каждое препятствие требовало определенных реакций организма. В борьбе за выживание формируются органы чувств животного, позволяющие различать и преодолевать эти препятствия. В результате такой деятельности организма в общей комплексной картине состояний субъекта происходило обогащение каждого не опасного пятна значимости конкретными свойствами. И каждое такое пятно, воспринимаемое отражающими структурами субъекта, вызывало изменения конкретного комплекса состояний субъекта. И эти изменения состояний субъекта свидетельствовали о наличии во внешнем пространстве конкретного массового объекта.

 

При этом формирование образа воспринимаемого объекта сопровождалось соответствующими изменениями в отражающих структурах субъекта, обеспечивающих реакцию субъекта на появление этого объекта. То есть, восприятие каждого массового объекта сопровождалось изменением отражающих структур субъекта, что являлось фиксированием воспринимаемой ситуации в банке знаний субъекта. И все эти знания сохранялись в структурах субъекта, отражаясь им, как изменение его внутреннего состояния. Поэтому отражение субъектом внешнего отдаленного объекта основывается на способности субъекта отражать изменение своего энергетического состояния в результате воздействия со стороны внешней среды, а основой отражения объекта значимости является опыт восприятия массового объекта, представляющего возможную опасность для субъекта.

 

РОЛЬ КОНТАКТНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ОБРАЗА МАССОВОГО ОБЪЕКТА

 

Информацией о существовании отдаленного объекта значимости является создаваемое им полевое состояние пространства, поэтому субъект находится под постоянным воздействием изменяющегося полевого состояния пространства. И эти изменения воздействуют на состояние его тонкого и астрального тела. То есть, комплексная картина состояний субъекта постоянно меняется. Сначала субъект за счет памяти, зафиксированной в его банке знаний, воспринимает приближающийся объекта значимости, как изменение своего комплексного состояния. При этом объект значимости отражается, как приближающееся стрессовое пятно на фоновой картине состояний субъекта. И это комплексное состояние резко меняется в момент непосредственного контакта объекта значимости с телом субъекта.

 

Если такое контактное воздействие не приносит гибели субъекту, то при повторении ситуации в его банке знаний формируется память об изменениях своих состояний перед моментом контактного воздействия. Если ситуация приближения объекта опасности повторялась, то сначала контактное воздействие вызывало максимальный стресс. Потом постепенно с повторением таких контактных воздействий происходило снижение уровня стрессового состояния, и постепенно такой объект переходит в состояние объекта малой стрессовой значимости, но память о состоянии субъекта в момент первого контакта сохраняется в его структурах.

 

Теперь при восприятии такого объекта значимости в структурах субъекта на основе памяти возникает общая комплексная «картина» стрессовых состояний, которая предшествовала моменту контактного воздействия. В зависимости от ситуации в этой памяти приоритет принадлежит либо восприятию такого объекта, как пятна значимости, принадлежащего фоновой картине, либо отражению своего стрессового состояния, вызванного памятью о моменте контактного воздействия. Память о стрессовом состоянии, пережитом в момент первого контактного воздействия, может возникнуть при повторении условий этого воздействия. В этом случае полевое состояние пространства может играть роль предвестника возможности стрессового контактного воздействия. То есть, такие изменения в состоянии вешнего пространства, воздействуя на отражающие структуры субъекта, являются для него, как бы, предупреждением о приближении опасности.

 

Опыт восприятия таких ситуаций приводит к тому, что изменения состояния субъекта, вызванные контактным воздействием, связываются в единое целое с комплексным состоянием, вызываемым появлением данного объекта значимости, как пятна состояния на комплексной фоновой картине состояний субъекта. Поскольку такая картина создается конкретным массовым объектом, то источник возникновения стрессового состояния субъекта приобретает на его комплексной картине состояний конкретное местоположение в виде пятна значимости. При изменении взаимного положения субъекта и отдаленного объекта опасности происходит изменение положения пятна значимости на картине состояний субъекта. При этом приближение объекта приводит к увеличению размера пятна значимости, а отдаление объекта сопровождается уменьшением размеров пятна значимости, что свидетельствует об изменении времени ожидания возможного контакта.

 

Мало того, если после контакта объект значимости начинает отдаляться от субъекта, то вместе с ним уменьшается и стрессовое состояние структур субъекта, и, как мы говорили выше, это стрессовое состояние начинает отражаться, как принадлежащее не субъекту, а отдаляющемуся объекту значимости. То есть, комплекс состояний, возникающей в отражающих структурах субъекта при восприятии данного объекта значимости, начинает принадлежать не субъекту, а источнику, вызвавшему этот комплекс. Однако на раннем уровне формирования образа объекта значимости воспринимаемый образ источника стрессового состояния пока еще остается частью общего комплексного состояния субъекта.

 

КОНТАКТНАЯ СТРЕССОВАЯ ОСНОВА ОТРАЖЕНИЯ ОБЪЕКТА ЗНАЧИМОСТИ

 

Роль памяти о стрессовом состоянии при восприятии контактного воздействия со стороны кассового объекта

 

Выше мы много говорили о формировании филогенетического банка знаний субъекта, благодаря которому на известное воздействие организм знает правильный ответ. Но такой ответ происходит на неосознаваемом уровне. Мы также говорили об объекте значимости, восприятие которого вызывает адекватную реакцию субъекта. Возникает вопрос, как отдаленный массовый объект начинает отражаться субъектом, как обладающий конкретными свойствами.

 

Вновь обратимся к процессам отражения внешних объектов современным человеком. Вновь вспомним восприятие человеком гладкой полированной поверхности стола. Мы ее видим гладкой за счет памяти о возникающих у нас тактильных ощущениях, когда мы проводили рукой по поверхности стола. Это свидетельствует о том, что основой формирования конкретного образа объекта значимости является память наших отражающих структур о тех ощущениях, которые возникают в них в момент контактного восприятия объекта. При этом разные объекты значимости вызывают в отражающих структурах субъекта разные изменения его состояния, зависящие от знаний субъекта о данном объекте. Здесь можно вспомнить реакцию человека, идущего по городской улице, когда вдруг из-за угла прямо на него выбегает огромный пес.

 

При восприятии объекта опасности все структуры субъекта приходили в максимально стрессовое состояние, подобное резкому испугу современного человека. В таком состоянии субъект не способен отражать наличие каких-либо конкретных свойств у объекта опасности. Поэтому в момент восприятия такого объекта субъект отражает только свое внутреннее стрессовое состояние, то есть, такие «опасные» объекты значимости отражаются, как резкое изменение своего собственного состояния. Такое же замечание можно сделать относительно восприятия объектов питания голодным хищником, что также сопровождается достаточно сильными стрессовыми состояниями отражающих структур в момент охоты за объектом питания, и достижением комфорта после успешной охоты, который также отражается, как собственное состояние субъекта.

 

Основой такого восприятия является состояние отражающих структур субъекта на ранних стадиях филогенеза, когда отражающие структуры субъекта приходили в состояние первородного стресса в результате акта внезапного контакта с внешним массовым телом.

 

Но такой акт не всегда приводил к гибели субъекта. Если субъект избегал гибели, то при многократном повторении ситуации у него отрабатывалась способность при появлении в пространстве такого объекта стрессовой значимости определять уровень опасности. То есть, у субъекта появилась способность отражать источник состояния опасности, как конкретное пятно стрессовой значимости на общей комплексной картине его состояний, то есть, способность на неосознаваемом уровне отражать отдаленный массовый объект, находящийся во внешнем пространстве.

 

Если память о пережитом стрессовом состоянии зафиксирована в банке общевидовых знаний субъекта, то такой объект остается для субъекта носителем определенной значимости. Это определяется тем, что память о стрессовых изменениях в момент контакта с таким объектом сохранилась в банке знаний субъекта. Такая память позволяет организму избежать гибели при повторении ситуации. Но эта память связана и с памятью о ситуации, когда опасный объект отдаляется от субъекта, превращаясь в конкретное пятно на комплексной картине его состояний. Но, в отличие от других пятен фоновой картины, такой объект несет на себе память всех стрессовых изменений, происходящих в структурах субъекта и в момент контакта с этим объектом значимости и в момент его перемещения в пространстве. То есть, пятно состояний на фоновой картине, представляющее объект значимости, становится постоянным носителем памяти субъекта об изменении своего состояния, вызванного всем опытом восприятий этого объекта.

 

В таком же стрессовом состоянии могут оказаться структуры субъекта, если в пространстве его существования появляется новый движущийся объект. В этот момент на фоновой картине субъекта появляется новое пятно стрессовых состояний. Если появляется активно движущийся объект, в структурах субъекта возникает память о своем стрессовом состоянии, вызванном контактным воздействием, происходившим ранее в подобной ситуации. Ожидание субъектом предстоящего стрессового воздействия вызывает в его структурах фактические изменения, которые являются реакцией субъекта на ожидаемое воздействие.

 

Если контакта не происходит, опасный объект отдаляется, и вместе с ним уходит стрессовое состояние, возникшее в структурах субъекта. В банке знаний субъекта откладывается память и о стрессовом состоянии, и о реакции структур субъекта на это воздействие, и об условиях, которые привели к удалению объекта значимости, а, следовательно, к снятию стрессового напряжения. И эта память субъекта о своем состоянии в момент восприятия опасного объекта, имеющего вид конкретного пятна значимости на фоновой картине, позволяет субъекту избегать опасных ситуаций.