Отражение пятен стрессовой значимости

ЗАРОЖДЕНИЕ СПОСОБНОСТИ СУБЪЕКТА К ОТРАЖЕНИЮ ПЯТЕН СТРЕССОВОЙ ЗНАЧИМОСТИ

 

Восприятие субъектом массового отдаленного объекта основывается на способности субъекта отражать изменение своего энергетического состояния в результате воздействия со стороны внешней среды. В условиях существования на Земле у нашего предка сначала сформировалась способность отвечать определенной реакцией на изменения своего состояния, вызванные конкретными воздействиями. Затем на основе этих достижений наш предок приобрел способность воспринимать объект значимости, как носитель его собственного стрессового состояния.

 

Вновь вспомним закон рекапитуляции и воспользуемся данными об отражении современным человеком объектов стрессовой значимости. Вспомним состояние резкого испуга. Согласно данным психологии, при испуге сначала включается физиологическая реакция организма, и только потом идет осмысление того, что вызвало испуг. Такой ответ организма субъекта на воздействие является его реакцией на неожиданные изменения своего собственного состояния. То есть, при восприятии воздействия на основе стрессовой памяти, зафиксированной в филогенетическом банке знаний, происходит возбуждение структур, отражающих только внутреннее состояние субъекта. Как пишут психологи, такое состояние субъекта при испуге является древней реакцией животных. Это свидетельствует о том, что в филогенезе при неожиданном стрессовом воздействии у субъекта сформировалась способность отражать факт резкого изменения своего состояния, и только позже сформировалась способность субъекта связывать это изменение с восприятием конкретного объекта значимости.

 

Попытаемся представить, как в филогенезе могло происходить формирование таких способностей субъекта. В условиях существования в среде обитания организм был окружен различными объектами, имеющими для него разную степень значимости. В филогенезе сначала сформировалась способность субъекта отражать различные пятна значимости, как изменения своего внутреннего состояния. Каждое такое пятно собственного состояния, являясь носителем определенного стрессового состояния, память о котором фиксировалось в филогенетическом банке знаний. Такие знания субъекта влияли на его выбор поведения, позволяя ему в стрессовой ситуации сначала реагировать на самые опасные воздействия. И только позже появилась способность субъекта связывать это максимально опасное воздействие с более или менее конкретным образом возбудителя этого состояния. И это происходило на неосознаваемом уровне, то есть, отражалось, как изменение собственного состояния субъекта.

 

В дальнейшем такой образ опасного объекта становится предвестником наступления стрессового состояния. Это означает, что у субъекта появились знания о существовании в общей картине своего состояния конкретного пятна значимости, являющегося предвестником опасности. Позже развитие воспринимающих структур субъекта приводит к тому, что субъект приобретает знания о существовании в общей картине своего состояния других пятен значимости, не представляющих для него опасности, но влияющих на условия его существования. Такими объектами являлись и препятствия, мешающие передвижению субъекта в воде, воздухе или на суше. И именно восприятие таких, а не жизненно опасных объектов, могло стать основой формирования конкретного образа отражаемого объекта.

 

Следующим шагом в эволюции субъекта явилась способность субъекта к выделению из картины своего общего состояния изолированной области, отражающей конкретный объект значимости. То есть каждая такая область, отражающая массовый объект, находящийся в пространстве на расстоянии от субъекта, приобретает свою индивидуальную «окраску» состояния. Благодаря этому, у субъекта появляется способность различать разные области, как носители разного стрессового состояния. Мало того, каждая такая область за счет связи с памятью стрессовых состояний, закрепленных в филогенетическом банке знаний, становится «предвестником» приближения определенного состояния. И эти состояния имеют разную степень значимости для субъекта.

 

Таким образом, мы полагаем, что сначала у субъекта сначала появилась способность к отражению внешнего пространства, как собственного состояния, в котором одновременно выделяются элементы с разной степенью «возбуждения» отражающих структур, отвечающих за восприятие разных объектов значимости для субъекта. То есть, общая картина состояния субъекта, как бы, наполняется отдельными «пятнами» различной значимости.

 

ЗАРОЖДЕНИЕ ОТРАЖЕНИЯ ОТДАЛЕННОГО ОБЪЕКТА В ВИДЕ ПЯТНА ЗНАЧИМОСТИ

 

На ранних стадиях филогенеза начался процесс зарождения способности субъекта к отражению объектов значимости. В условиях существования в среде обитания организм был окружен различными объектами, имеющими для него разную степень значимости. В филогенезе сначала сформировалась способность субъекта отражать различные объекты значимости, как различные свои внутренние состояния.

 

Субъект становится способным отражать существование объекта значимости только в том случае, если этот объект изменяет состояние полевой материи пространства. Так, например, человек отражает предметы быта в освещенной комнате за счет того, что на сетчатку нашего глаза попадают фотоны, отраженные от поверхности этих предметов. В полной темноте человек не способен отражать наличие неподвижных объектов. Наш древний предок сначала не обладал зрительной рецепцией, поэтому основой отражения состояния внешнего пространства было восприятие колебаний окружающей среды, которые возникали в результате движения объектов значимости. Возможно также, что колебания среды создавал сам субъект при своем перемещении в среде, например, в воде. В таком случае отражение неподвижных объектов могло происходить за счет восприятия субъектом отраженных волн, вызванных своим собственным движением около неподвижного объекта.

 

В любом случае для возможности отражения субъект и объект значимости должны перемещаться относительно друг друга. В таком случае субъект способен отражать момент начала их взаимного перемещения. При этом возможны варианты их взаимного движения. Субъект может приближаться к объекту значимости, что происходит, например, при охоте хищника за жертвой, или при охоте хищника за субъектом. Возможен варианты, когда субъект и объект значимости отдаляются друг от друга. Во всех случаях каждое собственное состояние, возникающее при восприятии объекта значимости, являясь носителем определенного стрессового воздействия, фиксировалось в филогенетическом банке знаний субъекта.

 

То есть, если в онтогенезе субъект попадает в подобную ситуацию, то в его структурах на основе филогенетической памяти возникает стрессовое состояние, как информация о появлении объекта стрессовой значимости. Если источник стрессового состояния перемещается относительно субъекта, то на комплексной картине состояний субъекта появляется некое пятно, представляющее собой область, являющуюся источником стрессового состояния субъекта. И этот источник занимает на общей картине состояний субъекта конкретное положение или место, определяемое направлением получения информации о существовании источника стрессового воздействия.

 

То есть, из общей картины внутреннего состояния субъекта выделяется пятно, являющееся источником его максимального стрессового состояния. В таком случае можно сказать, что пятно значимости появляется на картине, представляющей собой, как бы, общую картину состояний субъекта. То есть, мы хотим сказать, что состояния субъекта, возникающие при появлении в пространстве объекта значимости, приобретают конкретное место на картине комплексных состояний субъекта.

 

Вновь воспользуемся идеей единства мира, и представим себе осознаваемую картину нашего состояния. Представим себе, что мы находимся в открытом поле в степи в яркий солнечный день. В этом случае картина наших состояний определяется пространством полусферы, поскольку мы не отражаем того, что находится под землей. В этот знойный день для нашего состояния пятном значимости становится палящее Солнце. Остальная картина нашего состояния однообразна, если нет ветерка, который может принести нам некоторое облегчение. Но и в этом случае ветерок тоже становится пятном значимости для субъекта. Таким образом, мы отражаем окружающее нам пространство, как трехмерное.

 

Но для нашего состояния не имеет значения, на каком расстоянии от нас находится отражаемая нами точка пространства. Нам просто жарко во всех точках нашего тела, и это состояние принадлежит нам, а не воспринимаемому пространству. Можно сказать, что мы находимся в «капсуле» наших состояний, и размер капсулы для нас не имеет никакого значения, а имеет значение наше состояние на внутренней поверхности этой капсулы. И именно состояние нашего тела на этой поверхности можно назвать комплексной картиной состояний субъекта, вызванной состоянием внешнего пространства. На этой общей картине выделяется Солнце, как пятно значимости. Остальная поверхность капсулы создает единый фон нашего состояния, воспринимающего внешнее пространство. Если же на дороге в этот момент появится стадо бизонов или грузовик, поднимающий облако пыли, то это означает появление нового пятна стрессовой значимости, имеющей на комплексной картине состояний субъекта определенное место. Мы говорим об этом так подробно, чтобы показать, как наш древний предок отражал появление на картине своих состояний пятна стрессовой значимости.

 

Можно предположить, что наш предок, воспринимая одновременно разные объекты, имеющие для него разную степень значимости, отражал их, как пятна, находящиеся в разных местах на его картине собственных состояний. Положение пятна значимости зависело от положения стрессового объекта в пространстве. При этом каждое пятно значимости является носителем соответствующего стрессового состояния субъекта. Так как способность субъекта отражать различные пятна значимости, как изменения своего внутреннего состояния, формировалась в филогенезе, то каждое такое пятно собственного состояния, являясь носителем определенного стрессового состояния, зафиксировано в филогенетическом банке его знаний.